70 лет Великой победе
В школе № 33 состоялось торжественное вручение юбилейных медалей ветеранам Ломоносовского округа
18 марта 2015 г. среда, 16:15:48

В просторном и светлом актовом зале школы собрались участники войны, жители блокадного Ленинграда, несовершеннолетние узники концлагерей, труженики тыла. Впечатлял размах мероприятия – сразу более 45 человек награждались медалями.

 К чести организаторов награждения и сотрудников школы, мероприятие прошло на одном дыхании – не затянуто, все в меру – и выступления учеников, и сама церемония вручения медалей. Отметим хорошую идею школы – на первый ряд рассаживали «боевых» героев – непосредственно участников и инвалидов войны, их и награждали первыми.

 Инвалид Великой Отечественной Михаил Яковлевич Шуньгин воевал на 1-м Украинском фронте, был разведчиком минометного полка, награжден медалью «За отвагу».

 - Мне только 17 лет исполнилось, и через неделю забрали на фронт. Это был январь 1943-го, - рассказал Михаил Яковлевич. – Сначала отправили в военное училище, которое базировалось в Каргополе, учили на младших лейтенантов, но даже доучиться не дали. Когда под Курском закончились бои, армии нужно было пополнение, и нас всех забрали прямо на фронт. Я служил разведчиком в минометном полку, мы координировали огонь. На фронте нам крепко доставалось, даже в окружение один раз попадали. Молодым поблажек не было, наоборот, молодежи еще больше доставалось, потому что старики были поопытней, старались немножко остерегаться, на рожон не лезли, а вперед посылали нас. В августе 1944-го был тяжело ранен, бои тогда шли в Польше. Полгода пролежал в госпитале, чудом выжил тогда. И в феврале 1945-го меня комиссовали, дали инвалидность. Так что Победу встретил уже дома, в Архангельске.

 Разведчик Павел Григорьевич Летовальцев воевал на 3-м Украинском фронте, в 66-м гвардейском отдельном пехотном полку, имеет медаль «За боевые заслуги», орден Отечественной войны 2-й степени.

 - Свой боевой путь я начал в Венгрии. Когда призвали на фронт, мне было 16 лет, в Архангельске побыли в учебной части месяц, и сразу на передовую. Воевал в пехоте, брал Будапешт и до конца войны сражался на фронте. Победу встретил в горах, в Карпатах. Немцы отступая, уходили в горы, и мы за ними. В боях был контужен, но и после войны еще долго воевал в контрразведке – вылавливали бандеровцев на Украине. Так что моя война длилась еще семь лет после Победы. Домой вернулся уже в 1950-х.

 Участник войны Тамара Федоровна Королева – обладатель редкой, но очень нужной в военные годы профессии – метеонаблюдатель. На Карельском фронте она обеспечивала прогнозами погоды авиацию. Награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, а многочисленные медали пришлось заменить на планки, иначе пиджак не выдерживал такой тяжести.

 - С января 1943-го по ноябрь 1945-го я была на Карельском фронте. Когда началась война, я только закончила десятилетку, так что с мечтой об институте пришлось расстаться. Брат погиб на войне, чтобы помогать маме, я окончила курсы метеонаблюдателей. Ведь метеостанций тогда было очень много, а всех работавших на них мужчин забрали на фронт. Курсы закончила, и тут из штаба Беломорского округа приехал офицер набирать метеонаблюдателей для авиации на Карельский фронт – требовалось пять человек. Желающих было много, но я прошла отбор. Так в 19 лет оказалась на фронте. Наша метеостанция располагалась в лесах Карелии, жили в землянках, чтобы противник не видел нас с воздуха. Наверху – только метеоприборы, по которым мы наблюдали погоду. Наш авиаполк был разведывательным, вместо аэродрома гидросамолеты использовали озеро. А боевые самолеты базировались на аэродроме в Кандалакше. Мы ежедневно наблюдали за погодой, но надо было еще и зашифровать метеоданные, чтобы их не перехватил ваг. Там же закончили курсы радистов-шифровальщиков. Принимали погоду со всех пунктов Союза, шифровали, наносили на карту. Бои в то время шли на Севере, но мы слышали лишь отдаленную канонаду – аэродромы же не на передовой располагались.  Война в Карелии закончилась в ноябре 1944 года, но наша работа продолжалась – мы ежедневно составляли метеокарту и отправляли ее гражданской службе, флоту, авиации. Затем в начале мая 1945-го нас решили отправить на Дальний Восток, где шла война с Японией. Остановились мы в Москве, я тогда была в столице впервые в жизни. Наши вагоны поставили на запасной путь, и мы там жили несколько дней. Вот в этот момент и объявили окончание войны. Так мы на Дальний Восток и не попали, но наш 19-й батальон аэродромного обслуживания был направлен в Минск, весь город был разгромлен, мы жили в щитовых домиках. И все это время продолжали наблюдать за погодой. Домой вернулись лишь в ноябре 1945-го.

 А участник войны Анатолий Иванович Медведев был юнгой Беломорской военной флотилии.

 - Когда началась война, мне 13 лет исполнилось, а с этого возраста уже в юнги брали. Так я попал на суда Беломорской флотилии, но не на военные. Распределяли нас на госпитальные, на пассажирские, на танкеры. Мы находились на полувоенном положении, хотя довольно часто попадали под бомбежку. Да что там в море – я же соломбалец, так и в родном Архангельске не раз пережил бомбежку. А на судах даже в 1945-м плавающие мины приходилось руками от бортов отталкивать, нас, пацанов и отправляли их досками. Из нашего набора школы юнг мало кто погиб в войну, видимо, Бог миловал.

 Владимир Павлович Степанов, участник великой Отечественной войны, с 17 лет служил матросом на торпедных катерах.

 - Родился я в Псковской области, когда война началась, нас эвакуировали в Кемеровскую область, окончил я там ремесленное училище. Брат мой, летчик, погиб в 1943 году в Курской битве, отец в 1944 году погиб. Дошла очередь и до меня, я был призван в армию. Но вместо Западного фронта попал я на Дальний восток на торпедные катера - гвардейский дивизион 1-й Краснознаменной бригады ТКА ТОФ, где прослужил до конца 1947 года. Закончил школе радиомотористов и меня перевели на крейсер «Калинин», дослужился до старшины первой статьи. 

 Наш город славен своей боевой историей. Но не менее важен подвиг тех, кто в военные годы трудился в тылу.

 Труженица тыла Евдокия Степановна Корякина в войну была уже подростком, так что с нее и спрос был особый.

 - Когда война началась война, мне шел уже 14-й год, так что я уже за взрослого работала. И на лошадях, и в полях - деревенский труд нелегок. Колхозная работа – без денег, без хлеба, карточек не давали, а работали мы наравне со взрослыми, с утра до вечера. А вечером еще готовили посылки для фронта. У меня три брата ушли на фронт, двое погибли, а третий вернулся инвалидом. Для меня самое страшное в войну было, когда бомбили Архангельск, и мимо нас пролетали самолеты. У нас в доме окна вылетали, стекла разбивались, трескались. Мы их клеили бумагами, газетами закрывали.  Жили мы в Приморском районе, там после войны и работать осталась, закончила фельдшерскую школу. Где родился, там и пригодился – как всегда говорил мой муж-фронтовик. Его тоже не раз в Москву приглашали, но он с малой родины никуда не уехал.

 Петру Ивановичу Матову было 12 лет, когда началась война.

 - Мы жили в деревне Верховажского района Вологодской области. Я работал в колхозе, сено возил на лошадях, помогал родителям. Отца на фронт не взяли из-за возраста, он был на оборонных работах, а мать за него осталась с лошадьми на конюшне. Вот я пацаном и помогал ей ухаживать за конями. Так и работал с лошадьми – главная тяговая сила в деревне.

 Валерия Яковлевна Вагина встретила войну в деревне Вагинский наволок Приморского района.

 - Мне тогда было десять лет, в колхозе работала. Урожай убирали, капусту сажали, на сенокос ходили. Отца сначала вязли на фронт, но так как у нас была большая семья, много детей, поэтому его оставили в тылу, он служил милиционером в Рикасихе. Все деревни окрестные были под его надзором. Ну а мы в войну, все дети и подростки работали наравне со взрослыми.

 Наталья Федоровна Лагун родилась и жила в Архангельске, на начало войны ей было восемь лет.

 - Мы ходили в школу, но на летних каникулах нас отправляли в колхоз в Емецкий район, мы там косили, жали, колоски собирали, огороды пололи. В колхозе народу было мало, и мы работали с 6 утра почти до 8 вечера. Росли трудолюбивыми, сами старались ехать в деревню, чтобы заработать себе овощей на еду. Бригадир говорил маме: «Вы много не берите, а то в воровстве обвинят, а как идете с работы, так-то морковку с собой возьмите, то свеклу. Так и проживете». Помню страшные бомбежки. Наш деревянный одноэтажный дом стоял на улице Карла Маркса. Кухня общая – на одной половине дома три хозяйки и на другой половине человек пять. Когда начинали бомбить город, все жильцы собирались в длинном коридоре и прятались под лестницей. Оттуда не видно, как бомбили, да и всем вместе было не так страшно – уж если погибнем, так все. Помню, как летели зажигалки, и взрослые ребята залезали на крышу дома и скидывали их оттуда. Бомбили частенько – по радио на улицах сразу объявляли «Воздушная тревога!» Бомбоубежищ почему-то не было, мы так и прятались под лестницей. Было очень голодно. В 1942-м папа погиб, мама болела часто, ее в больницу положат, а мы все маленькие, оставались одни. Брату шесть лет, мне девятый и сестре одиннадцать. Хлеба по неделям не давали, выдадут иногда по 200 граммов на карточку и все. И как-то раз вместо хлеба дали повидло, сестра сходила, принесла мисочку, и мы зараз все съели. А потом у братика раздуло живот, он плакал и кричал: «Ой, досыта наелся!» Вот этот эпизод сильно врезался в память, - поделилась Наталья Федоровна.

 Дина Анатольевна Тарасова своими глазами видела парад Победы на Красной площади в июне 1945 года.

 - Я Победу встретила в Москве, Сталина видела очень близко. В то время я немного занималась балетом, и мы выступали на Красной площади. Жили в общежитии и нам объявили в четыре часа утра – война кончилась, так мы все на кроватях скакали, плакали от радости, друг друга обнимали! Это было самый счастливый миг - известие о победе над фашистами. В Москву попала из Вологодской области. Мы были школьниками, но все лето работали, спали по три часа всего. Мужчин-то не было, рабочая сила - матери наши да подростки. Утром спать охота, а надо в поле, сено косить и убирать. А в 1944 году нас отправили в Москву учиться в ФЗУ на электриков. Хоть и война шла, а везли в вагонах бесплатно. Нам досталось самое тяжелое – надо было снабжать армию, страну, и все это легло на плечи подростков. И у станков тоже подростки стояли. Нам в войну даже спать не приходилось, особенно когда шла уборка урожая, нам спать не давали.

 Есть среди наших ветеранов и те, кто пережил блокаду в городе на Неве, и даже те, кто своими глазами видел фашистов и их зверства над людьми.

 В летописи войны блокада Ленинграда занимает особое место. Регина Андреевна Колосова родилась в Ленинграде, там жила вся ее семья.

 - Я плохо помню то время, потому что была совсем маленькой, всего пять лет от роду. Так что о страшных годах блокады знаю только со слов мамы. Но мама тоже рассказывала о той поре неохотно – было очень голодно, чтобы выжить, она ходила на базар и продавала все имеющиеся в доме вещи, чтобы купить нам хотя бы немного еды. От голода умерли наша бабушка и тетя, отец погиб на фронте. А нас с мамой в 1943 году вывезли из Ленинграда, мы приехали в Архангельск к папиной родне. Но и в Архангельске тоже было голодно, так что нелегко пришлось.

 Галина Яковлевна Ширина всю войну провела в немецкой оккупации на Украине:

 - Мы жили в Николаевской области, поэтому как началась война, нас сразу оккупировали и так до освобождения мы и были под немцем. Я тогда только в школу пошла. Немцев вживую видела очень близко, особенно зверствовали эсэсовцы, они один раз прошли по деревне, казнили людей. На казнь нашего учителя согнали всех на площадь, даже детей не пожалели. Сало растопили на огне и залили ему в рот – вот так издевались на глазах у всей деревни, учитель принял мученическую смерть. Мы все плакали. Нам повезло в одном – наша деревушка маленькая была, особого стратегического значения не имела, поэтому фашисты проехали дальше – там, где большие населенные пункты, переправы. А у нас в селе стояли румыны, они тоже православные, поэтому не зверствовали. Освободили нас 4 апреля 1944 года, когда пришли советские войска. Но было очень трудно поначалу, мы голодали, есть было совсем нечего. Работали ведь одни женщины и дети. Мужчин в начале войны сразу всех на фронт призвали, а молодежь немцы угнали в Германию. Моего дядю тоже забрали, он вернулся оттуда весь больной, израненный. Отец воевал на Ленинградском фронте, был ранен, чудом спасся – их вывезли по Дороге жизни.

 Александра Александровна Русанова, чье детство было опалено войной, вспоминает, что в те годы особенно сильно хотелось спать, сказывался и физический труд и недостаток питания.

 - Когда война началась, десять лет мне было. Отца по состоянию здоровья на фронт не взяли, а мама трудилась в колхозе и я вместе с ней. Нас не спрашивали: живой человек – идите работать. Когда началась война, из Архангельска нас в первые же дни перевезли в деревню в Верхней Тойме. Когда по радио объявили, что началась война, я в силу возраста не могла воспринять, что это такое. Помню только, что в магазин, где продавали продукты, тогда «выбросили» головы трески, все берут, долго ли война продлится, никто ничего не знал, мы тоже взяли эти головы, их по норме давали, и с ними в деревню уехали. Работали на сенокосе. Жили в избушках, в которых с той и с другой стороны по окну, но стекол не было, комары залетали, поэтому топили печку «по-черному», чтобы дым выгнал комаров, внизу настлано было сено, на нем и спали. За нами, детьми, присматривал взрослый человек и, чуть светало, поднимал нас на работу. Мы дети, мало того, что в голоде жили, но и спать очень хотели, спали по два-три часа в сутки. Мы много работали, особенно в летний период, с весны до осени на сенокосе - жаркая пора, а потом на уборке урожая.

 Валентина Федоровна Безбородова войну встретила девятилетней девочкой, но трудилась в колхозе наравне со взрослыми. В ее семье бережно хранят фотографии и пожелтевшие газеты с публикациями об ее отце, прошедшем всю войну.

 - Отец прошел всю войну воевал на торпедных катерах на Северном флоте, и Балтики, дошел до Германии. Вернулся осенью 1945 года, но прожил после войны немного, в 1953 году не дожив до 50 лет умер. Нас было трое в семье, еще братья младшие. Деревня наша располагалась на берегу Белого моря, там колхоз был, где мы и работали, помогали в войну. Один немецкий самолет подбили, как раз, над нашей деревне. Два брата маленькие были совсем. В семь лет посадят одного на лошадь и, боронит. У нас и корова была, но нам почти ничего не оставалось, все отдавали - все для фронта, все для Победы!

 Луиза Афанасьевна Мурзина пошла работать в 14 лет на судоремонтный завод на Фактории учеником токаря.

 - Учеников во время войны отправляли на разные работы, то на огород, то картошку копать. Я закончила обучение, поработала немного. А потом открылась швейная мастерская и я перешла туда, тридцать пять лет трудилась в ателье, - говорит Луиза Афанасьевна. – Жили мы на Варавино, в войну тюлений жир ели, если бы не тюлений жир, то с голоду бы умерли. Когда его жарили, то аромат был по всей Фактории, до сих пор вот этот запах помню. Помню, как объявляли воздушную тревогу, самолеты очень низко летали, гул такой… Когда бомбежки были, то укрывались в погребах. Всю войну, голод, холод, все пережили.

 Любовь Васильевна Соколова вспоминает о войне с волнением, на ее плечи выпало немало испытаний в тяжелые и страшные годы войны.

 - Война началась, когда мне еще десяти лет не было. Отец ушел на фронт. Мы жили в деревне Холмогорского района Верхние Матигоры, нас пятеро осталось, я самая старшая, младший только в 1941 году родился. Мама в колхозе работала, она умерла в 1943 году и мы остались одни. Младшие все на мне остались. Я работала, брат работал. Когда война закончилась, мы дома были, все на полу спали, а через два дома от нас соседка жила, бойкая такая, помню, как она часа в три-четыре с флагом бежит и кричит: «Война кончилась!»

 Гия Васильевна Соболева встретила войну десятилетней девочкой, она с грустью вспоминает о своем об отце, который признан пропавшим без вести, но ее семья до сих пор не оставляет попыток найти хоть какую-то информацию о нем:

 - Отец в первые дни войны на фронт ушел. Нас было четверо детей, мы с мамой остались, самому малому брату было тогда шесть месяцев. Жили в деревне Упирево Усть-Алексеевского района Вологодской области. В деревне колхоз был, хорошо жили до войны и в первые годы войны, потом уже хуже стало, что вырастим - все сдавали. Как только война началась, бригадир стал ходить по домам и назначать работу. Мама коней кормила и первая выходила на работу, старшему брату – выкосить и вспахать. Мне назначали – жать, брата положу в борозду, куда ж его, работать-то надо. Отец мой пропал без вести. В Великий Устюг отправили, было письмо, что отправляют на фронт между Ленинградом и Новгородом, на Ладожское озеро, больше писем не было, только три сообщения, что пропал без вести.

 Надежда Васильевна Зелянина – труженица тыла в годы Великой Отечественной войны.

 - Отец мой умер рано, всю войну мы с мамой жили в Архангельске, вдвоем. Мама работала в больнице санитаркой, а когда я окончила седьмой класс, то поступила в медицинское училище, училась днем, а в ночные смены работала и на Гидролизном заводе, и на разгрузке с пароходов союзников на Экономии. Жили мы в Маймаксе, на работу пешком ходили, по норме нам выдавали 400 грамм хлеба, да и огородик был небольшой у дома.

 Любови Петровне Стуканцевой тяжело вспоминать о годах войны, ей пришлось работать с двенадцати лет.

 - Работали много, и на Уемском поле, и на острове Турдеев летом, и на птичнике, в телятнике на Белой горе, там, где сейчас Жаровихинское кладбище. Помню, дадут для телят жмых, сами его и кушали. Как голодно было, если бы не тюлени, нам бы не выжить, тяжело было.

 У труженицы тыла Евдокии Ивановны Тетериной воевал брат, был лейтенантом.

 - Брат очень молодым умер, мама очень переживала, он всю войну прошел. Отца еще в 1937 году забрали, был не виновен, без суда и следствия забрали. Всякое в войну было, и на снегу спали, работать начала очень рано, строили электростанцию, носилки с песком таскала, - рассказала Евдокия Ивановна.

 Юбилейные медали ветеранам вручали глава Ломоносовского округа Владимир Шадрин и депутат гордумы Сергей Малиновский.

 - Дорогие наши ветераны и труженики тыла! - обратился к виновникам торжества Владимир Александрович. - От имени мэра Архангельска Виктора Павленко и от себя лично позвольте сказать вам огромное спасибо за ваш ратный труд, за ваш славный подвиг, который вы совершили во имя того, чтобы жила наша страна, во имя того, чтобы жили будущие поколения. Огромная вам благодарность за те силы, что вы потратили в годы войны и в тяжелые послевоенные годы. Низкий вам поклон!

 Также в этот день юбилейные медали к 70-летию Победы получили: бывший несовершеннолетний узник концлагерей Тамара Алексеевна Щербак, труженики тыла Нина Ивановна Бобина, Зинаида Филипповна Варакина, Лидия Александровна Голдобина, Евдокия Павловна Данилова, Людмила Васильевна Демидова, Антонина Андреевна Дорошенко, Лидия Федоровна Дуркина, Петр Павлович Жиров, Надежда Васильевна Зелянина, Валентина Егоровна Кардышева, Тамара Ивановна Королева, Мария Петровна Кукольникова, Наталья Петровна Мазницына, Нина Александровна Москвина, Роза Осиповна Никитина, Евдокия Степановна Обозная, Фекла Александровна Петрова, Мария Михайловна Уемлянина, Ульяна Степановна Ундозерова, Александра Ивановна Устинова, Александра Александровна Чудинова, Иван Семенович Чупров, Борис Иванович Шаманин, Лидия Петровна Шаманина, Антонина Степановна Юрьева.

 По доброй традиции вместе с медалями каждому ветерану и труженику тыла была вручена в подарок от мэра города книга «Архангельск – город воинской славы».

Скоро что то будет...
Оцените полезность информации:
Дата публикации документа: 18.03.2015 16:15:48
Последнее изменение: 17.04.2015 08:10:32
Навигация по разделу

Жалобы на всё
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!