ГОН ПО ПОНЯТИЯМ*
12 февраля 2007 г. понедельник, 12:24:34

*«понятия» (здесь) – неписаный свод правил власти в нашем регионе

Дефицит самостоятельных политиков в Архангельской области общеизвестен. Кадровый голод родил ситуацию, схожую с той, когда стаю мосек возглавила шавка. И тут появился чужак, сильный и независимый. Таких боятся все шавки без исключения. В итоге началась охота – гон по понятиям стаи.

МОДЕЛЬ ДЛЯ СБОРКИ

Архангельскую мэрию

Шмонают день деньской.

А кто же в этом виноват?

- Архангельский мэр Донской!

– иронизировал журнал «Огонек» в ноябре 2006 года. После этого шмонали не только мэрию, но и квартиру мэра, и квартиру его помощника, и на допросы вызывали не только Донского, но и его сотрудников, и всю родню, включая дальнюю. К пустышке – «дипломному делу», продленному для «сбора обстоятельств», в январе добавили дело, уже закрытое самой прокуратурой в декабре.

«Сажать так сажать». Областные власти истерили насчет возбуждения еще ряда дел. Например, по поводу Бревенника, на котором за последнее десятилетие никого из политиков, кроме Донского, вообще видно не было. Но это нюансы.

Новое дело, третье по счету, – это статья 289 УК РФ, «незаконное участие в предпринимательской деятельности». Проще говоря, «Сезоны». Как подчеркнул адвокат Александра Донского Евгений Семенов, «никакого преступления здесь нет, есть лишь желание смоделировать нарушение закона».

ЖЕЛТЫЕ СТРАНИЦЫ

Вот крупнейшая в российском Интернете поисковая система Яндекс. Делаем запрос: «незаконная предпринимательская деятельность мэра». Вываливается куча материалов. И ни один из них не схож с Архангельском.

Наиболее скандальное дело – против мэра Волгограда Ищенко.

По данным следствия, после избрания Евгений Ищенко совместно с руководителем «Нокссбанка» Дмитрием Синюковым создал торговую фирму «Тамерлан» с разветвленной сетью магазинов. Прибыль Ищенко делил с банкиром пополам.

Глава муниципального образования «Поронайский район» Сергей Шатунов действовал иначе, но по той же схеме. Как установили в прокуратуре Сахалина, Шатунов, являясь учредителем коммерческого ООО, фактически замкнул поток заказов муниципалитета на себя.

У нас же все наоборот – Донской продал свой бизнес, как и обещал избирателям.

Факт продажи «Сезонов» выдаст тот же Яндекс, если сделать запрос «Мэр. Продажа бизнеса». Кроме Донского, здесь фигурирует только супруга мэра Москвы Елена Батурина. И точка.

А как же тысячи других градоначальников-предпринимателей? А никак. Они не высовываются, и дел против них не заводят.

При этом СМИ, услышав о бизнес составляющей дела Донского, тут же протрубили:  если мэром стал, фирму должен был отдать в ту же секунду. А иначе – за решетку.

Доморощенные СМИ эту глупость подхватили и растиражировали. Тема-то модная. Тем самым их использовали «втемную». Как поют лиса Алиса и кот Базилио, «на дурака не нужен нож, ему с три короба наврешь, и делай с ним что хошь».

Административный прессинг на Донского прямо связан с информационным. Как на беседах со следователем, когда человека на протяжении долгого времени бьют по голове справочником «Желтые страницы».

ФАС-КОНТРОЛЬ

По закону Александр Донской имел полное право вообще не продавать свой бизнес, так как он был учрежден им до избрания на пост мэра. Впрочем, вряд ли это повлияло бы на ситуацию. Команда «фас» была дана с момента появления нынешнего градоначальника в политике.

Перед вами – текст моей беседы с заместителем мэра Архангельска по социальной работе Светланой Татьяниной, экс-генеральным директором ООО «Сезон».

- Светлана Ивановна, когда вы пришли на работу в «Сезон»?

- В 1999 году. Работала маркетологом. С момента начала участия Александра Викторовича в выборах, в августе 2004 года была назначена на должность и. о. генерального директора. В марте 2005 года стала генеральным директором.

- Теперь Вас вызывают в прокуратуру.

- За последние два года проверок было столько, что я к ним привыкла. Началось все, как только Донской выдвинул свою кандидатуру на пост губернатора. Но особенно активизировались прокуратура и ОБЭП в последние три месяца.

- Сегодня претензии связаны с ведением бизнеса после того, как Александр Донской стал мэром?

- Александр Викторович фактически отошел от бизнеса еще в августе 2004 года, когда начал участвовать в выборах. Задачу же о продаже всех активов он поставил передо мной буквально на следующий день после победы на выборах мэра.

- Каковы сроки проведения сделок по купле-продаже подобных компаний?

- Статистика сделок такого масштаба – от полугода до года: от подготовки документов до последнего платежа. В России, кстати, таких сделок совершено не более десятка. Но это – конечный этап. А нам для начала необходимо было свести воедино активы. Затем – определить круг потенциальных покупателей. Дальше – провести с ними переговоры. По сути, с сентября 2005 года мы уже начали тендер, в котором участвовали как местные операторы, так и крупнейшие отечественные. Остановились на наиболее приемлемых для нас условиях.

Предварительный договор о купле-продаже имущества был заключен с ООО «Морион» 10 января 2006 года. Основной договор с ООО «Морион» подписан 3 марта 2006 года. На момент подписания были переданы оригиналы договоров с обслуживающими организациями, предоставлены лицензии на право розничной торговли. Передача товарных запасов и основных средств прошла с 3 по 17 марта 2006 года.

Все платежи прошли официально. При этом по НДФЛ (налог на доходы с физических лиц) Донским было уплачено в бюджет города около 10 миллионов рублей. Впрочем, следствию это отлично известно.

- Почему Вы не ушли из бизнеса сразу после его продажи?

- Причина простая и также известная. Передача документов, их оформление – процесс очень длительный.

- А почему ушли на муниципальную службу, а не в коммерцию? Неужели предложений не было?

- Предложения есть и сейчас. Но мне хочется работать именно с Донским.

- Почему?

- Потому что он сильный топ-менеджер. В жизни я успела состояться, и на первом месте для меня – эффективно работать, а не зарабатывать. Хотя, судя по всему, установка проверяющих – доказать обратное.

ПЛАН ЛИКВИДАЦИИ

Мэр Архангельска напоминает: «Я встречался с прокурором области Владимиром Бакуном еще до своего заявления о намерении участвовать в выборах Президента России и поставил его о факте продажи «Сезона» в известность. Прокурор подтвердил правильность моих действий. После чего прокуратура проверила этот факт и подтвердила, что нарушений нет».

Таким образом, бизнес в этой истории – всего лишь предлог. Причина – в политике.

Сам Бакун, конечно, утверждает, что влияния обладминистрации в его работе нет. Никто на него не давил и не давит. Хотя и не отрицает: «Да, встречаюсь с губернатором. Он интересуется делами. По Донскому в том числе».

Ответ на вопрос о давлении есть в наших законах. С одной стороны – федеральный закон «О прокуратуре», где четко указано: губернатор не вправе воздействовать на прокурора. С другой – Устав Архангельской области, по которому назначение прокурора региона напрямую согласовывается с губернатором.

Эдакий молот и наковальня, между которыми рискует оказаться каждый неугодный. 

Вопросы решаются не только с прокуратурой. Как заявляет Донской, «Киселев ведет закулисные переговоры с некоторыми преданными ему депутатами горсовета и предлагает им внести изменения в Устав Архангельска об отмене всенародных выборов мэра».

Задача здесь – назначить «своего» градоначальника. Прямая выгода и губернатору, и горсовету.

ГОРОД В КАРМАНЕ

«К сожалению, большинство депутатов горсовета делают пустые заявления о том, что пекутся о благе народа. На самом деле многие из них рассматривают Архангельск как личную собственность, а северян как ресурс для пополнения своих личных банковских счетов». Слова Донского – не риторика, а констатация факта.

Львиная доля депутатов городского совета Архангельска созыва 2005-2009 имеют свой бизнес либо связаны с бизнесом:

Дробешкина – СЦБК; Климов – «Севречторг»; Малиновский – «Ремикс»; Моисеев – торговая сеть «Ромашка»; Марчук – «Наш дом Архангельск»; Соколов – «Аквилон»; Фролов – торговый дом «Юность»; Хотеновский – «Бинго»; Широкий – «Архтрансавто», и так далее.

Последние примеры их работы – инициативы Татьяны Дробешкиной и Ларисы Марчук.

Дробешкина ратует за повышение тарифов на услуги Соломбальского ЦБК по биологической очистке хозяйственно-бытовых стоков. Рост тарифов она мотивирует повышением зарплат на комбинате. Фарс заключается даже не в том, что оклады сотрудникам частной компании хотят повышать за счет горожан. Важнее, что очередной подъем расценок ударит по муниципальному «Водоканалу». Здесь цель – банкротство МУПа, после которого город окажется заложником фирмы – монополиста не только на воду, но и на тарифы для населения.

Что касается директора управляющей компании «Наш дом Архангельск» Ларисы Марчук, в свое время она не скрывала: «Компания создана при поддержке коллег-депутатов». И добавляла: «Поддерживать деревянный жилфонд – задача мэрии», мы умываем руки.

Ориентир понятен – сначала подмять под себя районы с развитой инфраструктурой, а затем, конечно, «рисовать» свои тарифы. Мы уже писали о «мусорной войне», устроенной «Нашим домом Архангельск» в Ломоносовском округе. То же самое происходит и с лифтами.

В Ломоносовский округ Лариса Марчук ныне «заводит» частную фирму «Нордлифт», уже оттеснившую МУП «Северлифт» от обслуживания 40 лифтов. За год обслуживание 40 лифтов стоит около 1 миллиона рублей, но это только начало. Так же, как и в «мусорной войне», от услуг МУПа управляющая компания отказывается. Руководство "Северлифта" признает: «Если еще 20-30 лифтов заберут, к лету обанкротимся».

Монополия «Нордлифта» будет полной. Что и требуется депутатше.

Тем более, что частная компания работает по упрощенной системе налогообложения и (в отличие от МУПа) ни копейки не платит от суммы тарифов в бюджет.

ЗАКОН СВАРЫ

Нашим элитам бизнеса и власти нужен мэр – коллега. Соратник и подельник. Который и сам жить умеет, и партнерам дает. И при этом федеральный центр не беспокоит.

Донской работает иначе. Его конфликты с депутатами и обладминистрацией вызваны не «самопиаром», не «войной ради войны», а тем, что он элементарно не из этой стаи.

Значит, надо его убирать.

Законным способом устроить это не получается: сколько ни «копали», криминала так и не нашли.

Остается беспредел. В этом смысле показателен пример иных предварительных следствий. Допустим, в многоместную камеру заезжает решительный и жесткий человек, не сломавшийся на допросах. А следствию необходимо его посадить.

Как повесить на него статью? А просто. В камеру подсаживают заведомо беззащитного человека, над которым начинает глумиться пара отморозков.

Наш подследственный в конце концов вступается за слабого. Сначала на словах. Его посылают подальше. А когда начинается свара, появляется администрация. Зачинщика волокут из камеры, бьют и закрывают в карцер.

Кто здесь «преступник»? – Подследственный, кто же еще.

В Архангельске творится то же самое.

Олег Григораш

Скоро что то будет...
Оцените полезность информации:
Дата публикации документа: 12.02.2007 12:24:34
Последнее изменение: 12.02.2007 12:24:34

Жалобы на всё
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!