ТАК ПОБЕДИМ ЛИ БЕДНОСТЬ?
18 ноября 2006 г. суббота, 16:12:11

Главы субъектов Федерации и городов определяют борьбу с бедностью как одно из приоритетных направлений своей работы. От Архангельской области первым высказался мэр столицы Поморья Александр Донской, стремясь таким образом привлечь внимание всей России к проблемам самого депрессивного в стране региона.

Замкнутый круг, из которого невозможно выйти

Александр Карлин, глава администрации Алтайского края:

«Главная наша цель – улучшение экономики края и благосостояния населения. Борьба с бедностью, а если говорить более реалистично, то борьба с нищетой в Алтайском крае – это приоритет номер один. В 2005 году сокращение количества жителей края, доходы которых ниже прожиточного минимума, составило 4%, но при этом каждый четвертый житель края продолжает находиться за чертой бедности. Это показатель гораздо более тревожный, чем в регионах Сибирского федерального округа». (Март 2006 г.)

Дмитрий Кузьмин, глава Ставрополя:

«В наших ближайших планах подготовка программы по борьбе с бедностью. Немалое число наших граждан живут за чертой бедности, имея доход ниже прожиточного минимума, они не могут обеспечить достойное образование своим детям, как и их дети, впоследствии, также не могут обеспечить достойное образование своим. Получается замкнутый круг, из которого выйти самостоятельно практически невозможно».

Мэр сообщил, что, разрабатывая муниципальную программу по борьбе с бедностью, власти Ставрополя учтут опыт мирового сообщества, в частности, опыт городов, развивающихся по программам ООН.

«Для горожан необходимо создать больше рабочих мест, а это возможно за счет расширения производства. Чтобы обеспечить достойный заработок работающим и пенсионное обеспечение им в будущем, мы намерены принять меры для искоренения принципа «серых зарплат», – сказал глава Ставрополя.

На поддержку горожан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, из бюджета Ставрополя ежегодно выделяется 1 млн. рублей. За счет этих средств молодые люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, поступают в коммерческие вузы на льготных условиях. Кроме того, ежегодно для инвалидов на предприятиях города резервируются рабочие места. (Октябрь 2006 г.)

Федеральные законы бьют по местным бюджетам

Михаил Антропов, глава города Апатиты Мурманской области:

«Федеральные законы сильно бьют по бюджетам местного самоуправления, что, в конечном счете, сказывается на благосостоянии населения.

Самый собираемый налог на доходы физических лиц, который ранее полностью зачислялся в местный бюджет, составлял 80% всех доходов. И когда две трети этого налога у нас отобрали, дотационность города увеличилась с 50 до 70%. Это, к сожалению, сознательный выбор тех людей, которые готовят и принимают федеральные законы, – местное самоуправление лишают финансовой самостоятельности.

Проблем – немерено. Капитальные вложения – это самая главная проблема муниципальных образований. Или взять, к примеру, транспортный сбор, который остается полностью в муниципалитете. Автолюбители задали вопрос: куда расходуются деньги, собранные с владельцев автотранспорта?.. Мы им объяснили, что весь собираемый транспортный сбор, который с 1.01.06 года идет в городской бюджет, тратится на текущий капитальный ремонт дорог, но средств катастрофически не хватает, администрация расходует дополнительные средства на их содержание в течение года.

В соответствии с административной реформой нам постоянно неожиданно добавляют полномочия. Каждый раз под новый год, буквально 31 декабря, мы ждем очередного закона, где нам, например, говорят: а вот теперь вы отвечаете и за создание аварийно-спасательных служб, и служб гражданской обороны, вы можете помогать милиции, обеспечьте контроль за экологией… А денег­то на это нет…» (Октябрь 2006 г.)

Георгий Лиманский, мэр Самары:

«Из каждых 100 рублей налогов, собираемых в Самаре, в городском бюджете остается 5 рублей. Остальные средства уходят в федеральный и областной бюджеты». (Сентябрь 2006 г.)

Дефицит городского бюджета испытывали и испытывают не только малые города, но и такие ведущие областные центры, как, например, Нижний Новгород и даже вторая столица – Санкт-Петербург.

Мэр Нижнего Новгорода Вадим Булавинов, отчитываясь перед депутатами городской думы за работу в 2005 г., сказал, что дефицит муниципального бюджета составил 559 млн. руб. Глава города попросил аудиторию обратить внимание на то, что 48 % доходов города забирает федеральный бюджет, 36 % — областной, а на оставшиеся 15 % живет Нижний Новгород. «Зато сегодня мы слышим умных людей, которые учат нас работать», — отметил мэр.

Губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко еще в 2004 г. поставила перед правительством Петербурга задачу «до конца года вывести всех городских бюджетников из-за черты бедности», чтобы не было «ни одного работника образования, здравоохранения или культуры, который бы получал зарплату ниже прожиточного минимума».

Проблема низких зарплат была и во внебюджетной сфере, где 17,5% работников официально получают зарплату ниже прожиточного минимума.

По данным социологов, на начало сентября 2005 г. около 2% петербуржцев имели доходы на уровне половины прожиточного минимума. Прожиточный минимум и менее имели около 30% горожан. Они жили примерно на два доллара в день, что соответствует месячному доходу в 2500 руб. Чуть лучше бедных ощущали себя 27% петербуржцев. Средним классом в Петербурге считались люди с доходами от 6 тыс. руб. на человека в семье. Год назад в Петербурге их было порядка 20 – 22%.

Социологи отметили также, что в условиях, когда борьба с бедностью заявлена как приоритетная цель государственной политики, не определены критерии бедности.

Кого считать в России бедным, а кого – нищим?

Насчет критериев бедности, вернее, их отсутствия руководители областей и городов России говорят давно. Например, еще в 2003 г. этот вопрос поднял председатель законодательного Собрания Томской области Борис Мальцев. «…нас в тупик ставят даже элементарные вопросы. У нас нет обстоятельной статистики по бедности. Нет даже понятийного аппарата: кого считать бедным, кто такие нищие, чем они различаются?»

Тогда на коллегии областной администрации, посвященной разработке комплексной программы по борьбе с бедностью, Борис Мальцев выступил с программной речью. Несмотря на прошедшие три года, его выступление, выдержки из которого мы приводим, не потеряло актуальности.

Повальная бедность населения, по мнению Мальцева, пошла из-за развала Советского Союза и, как следствие, социальной политики, проводимой в стране.

«В СССР заработная плата тоже была небольшой и составляла всего 23 копейки на рубль выпущенной продукции. Но не надо забывать, что при такой низкой заработной плате государство как бы вторую половину, что недополучали люди, отдавало им в виде низкой квартплаты; медицинские услуги были на 100 % бесплатными, образование – на 100 % бесплатным, путевки – тоже практически бесплатными… Все это компенсировало низкую оплату труда и создавало социальное спокойствие на территории страны…

Средняя зарплата в СССР была порядка 150 рублей в месяц, булка хлеба стоила 20 копеек. То есть на свою зарплату человек мог купить 750 буханок хлеба. Сегодня средняя зарплата по области – 6 тысяч. Разделите это на 5 рублей, получается 1 200 буханок, даже больше, чем при социализме (цены 2003 г. – Прим. ред.). Но весь «фокус» в том, что второй – «скрытой части зарплаты» – человека лишили. Жизненно важные услуги – уже не бесплатные. Вторая половина оказалась необеспеченной. А первой – на жизнь не хватает.

Благосостояние народа сразу упало вдвое. Самый радикальный метод в этой ситуации, о котором я уже говорю лет семь, – повысить зарплату (и пенсии, разумеется) вдвое. На зарплату надо закладывать не 23 копейки на рубль выпущенной продукции, как в СССР (и как мы по-прежнему, по сути, делаем), а 60 % от ВВП. Тогда и многие аспекты борьбы с бедностью просто отпадут.

Сделать это в масштабах отдельно взятой области, конечно, вряд ли удастся. Но и бездействовать мы с вами не можем – если не хотим бедняцких бунтов. Вот почему родилась идея областной программы борьбы с бедностью.

Борьба с бедностью – это действительно сложная задача. Этим занимается весь цивилизованный мир. И давно. Занимается серьезно. Три года назад восьмерка ведущих государств рассматривала этот вопрос. Не Россия – богатые Европа и Америка! Специальную резолюцию приняли…».

На том же собрании областной администрации заместитель губернатора Томской области Оксана Козловская привела шокирующие факты по бедности. Так, средний возраст бедного томича тогда был 32 года. Среди бедных людей каждый четвертый – ребенок, и только 14 % – нетрудоспособные пенсионеры. Люди бедны не только потому, что нет работы, но и потому, что не хотят работать или не хотят менять место жительства в поисках работы.

В связи с этим по поручению губернатора Виктора Кресса в том же 2003 году началась реализация программы по расселению депрессивных поселков, где не было работы. «Бедность – это проблема, которую мгновенно не решишь. Но мириться с ней по этой причине мы не имеем права!» – сказал тогда Виктор Кресс.

В БОРЬБЕ С БЕДНОСТЬЮ ПОБЕЖДАЕТ БЕДНОСТЬ

И не мирились. О борьбе с бедностью говорили многие главы областей и городов. По крайней мере, планы такие были.

Руководитель Администрации президента Сергей Собянин, будучи губернатором Тюменской области, говорил в июле 2005 года: «В планах районных администраций и борьба с бедностью. В частности, в социальной сфере до конца года не должно быть ни одного работника, чей месячный заработок был бы ниже прожиточного минимума».

Губернатор Костромской области Виктор Шершунов в конце 2004 г. отмечал, что в настоящее время в Костромской области около 20 процентов населения живут за чертой бедности. Это в основном работники бюджетной сферы, пенсионеры и инвалиды.

Администрация области была намерена разработать программу борьбы с бедностью. Особые надежды он возлагал на дополнительные средства, которые ожидали от крупных инвестиционных проектов. Эти деньги власти намеревались пустить на помощь нуждающимся, в результате чего количество нуждающихся, по словам представителей администрации, должно было снизиться до 14 процентов.

Мэр Саратова Юрий Аксененко в 2004 г. говорил, что 21% жителей города, то есть практически каждый пятый имеет среднедушевой доход ниже прожиточного минимума.

Среднестатистический саратовец получал тогда 4116 рублей.

Некоторые руководители предлагали и свои пути решения проблемы бедности.

Александр Суриков, в бытность свою губернатором Алтайского края, во время встречи с президентом России в апреле 2004 г., на вопрос Путина, что необходимо для борьбы с бедностью ответил: «Главное, чтобы правительство перешло к реализации конкретных действий в поддержке обрабатывающих отраслей промышленности – машиностроения, легкой и т.д. Если такое решение будет принято, то остальные текущие задачи мы решим».

Судя по тому, что сейчас в Алтайском крае с бедностью борется Александр Карлин (см. выше), «остальные текущие задачи» администрация Сурикова так и не решила.

Мэр Москвы Юрий Лужков, когда в очередной раз победил на выборах в декабре 2003 г, во время официального вступления в должность, заявил, что считает свою победу лишь средством к достижению целей. Цели эти хорошо известны: долгосрочный, а не сиюминутный экономический рост, сохранение промышленного потенциала столицы и удвоение ВВП. Причем, как подчеркнул Лужков, этот «рост – не самоцель и не абстрактная задача, а инструмент улучшения жизни москвичей», который даст возможность и дальше направлять половину средств из бюджета на социальные нужды города – борьбу с бедностью, повышение доходов бюджетников и пенсий, развитие бесплатного здравоохранения и образования.

Скоро что то будет...
Оцените полезность информации:
Дата публикации документа: 18.11.2006 16:12:11
Последнее изменение: 18.11.2006 16:12:11

Жалобы на всё
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!