Панорама города в большом масштабе
Архангельск
Город воинской славы
Версия для слабовидящих 
Навигация по сайту
Архангельск - город воинской славы
Евгений Овсянкин о вкладе Архангельского севера в великую победу

Почетный доктор Поморского государственного университета им. М. В.Ломоносова и почетный гражданин Архангельска Евгений Овсянкин уверен: столица Поморья достойна носить звание «Город воинской славы». Свои доводы Евгений Иванович изложил в информационном материале, который назвал «Архангельский Север в истории Великой Отечественной войны».

Вклад Архангельской области в дело разгрома врага определялся, прежде всего, ее трудовыми ресурсами. Накануне войны число жителей области равнялось 1 миллиону 109 тысячам. Из них по всем видам мобилизации в армию и на фронт было призвано, по уточненным данным, около 310 тысяч человек, или более четверти всего населения области.

Наши земляки сражались на всех участках огромного фронта. На территории области было сформировано около 120 различных воинских подразделений: 3 стрелковые дивизии, 5 отдельных стрелковых и лыжных бригад, столько же отдельных полков, 105 подразделений обслуживания. В значительной мере из наших земляков состояли 2-я Мазурская, 23-я гвардейская Краснознаменная Дновско-Берлинская, 28-я Невельская, 100-я Львовская, 263-я Сивашская стрелковые дивизии, 12-я Краснознаменная Печенгская бригада морской пехоты, 11-я, 12-я, 13-я отдельные лыжные бригады, а также 32-я, 33-я отдельные стрелковые бригады. Из жителей области было сформировано 24 отдельных лыжных батальона каждый численностью в 570 человек.

Уместно напомнить, что на территории области были развернуты и полностью укомплектованы 36 эвакогоспиталей.

За короткие сроки была создана необходимая материальная база, осуществлен набор курсантов и началась работа шести военных училищ. В их числе: Борисовское военно-инженерное училище (Архангельск), Ленинградское военно-строительное училище (Вельск), Архангельское военно-пулеметное училище (Архангельск, п. Цигломень) и другие.

Почетные наименования многих боевых подразделений дают представление о географии тех мест, где сражались северяне. Под Ленинградом и Сталинградом, в Крыму и Прибалтике, в Белоруссии и на Украине, в Польше и Германии пролегли фронтовые дороги наших земляков. Сражаясь на всех фронтах, во всех родах войск, жители области проявили мужество и сыновнюю преданность Отечеству.

Благородные цели, во имя кото­рых боролись советские люди, ежедневно рождали тысячи героев, не щадивших сил и самой жизни во имя Отчизны.

…Неувядаемой славой покрыли себя воины славной 2З-й гвардейской Краснознаменной Дновско-Берлинской стрелковой дивизии. От озер и болот Карелии, через Северную Польшу и Померанию лежал ее путь к Одеру, на Берлин, путь к победе.

А начался он в Архангельской области. Сотни северян влились в грозные июньские дни 1941 года в ряды дивизии. В начале августа 1941 года ее командование получило приказ – выступить на Карельский фронт в район Кестеньги. Через ко­роткий срок все подразделения прибыли к месту боевых действий.

Фронт переживал тяжелые дни. Вражеские час­ти яростно рвались вперед. В августе в районе Лоухи шли напряженные бои. Крупные соединения войск СС при поддержке артиллерии и авиации стремились выйти к Кировской железной дороге и перерезать ее. В этот момент и вступила в бой дивизия (тогда еще именовавшаяся 88-й стрелковой).

Перед ней была поставлена ответственная стра­тегическая задача – любой ценой удержать позиции, не допускать врага к Кировской железной до­роге. И наши земляки выполнили приказ.

“Значение ноябрьских боев на Лоухском направлении трудно переоценить, – отметил в своих воспо­минаниях бывший член военного Совета Карельско­го фронта Г. Н. Куприянов. – 88-я стрелковая дивизия сыграла исключительно важную роль в обороне Советского Заполярья. Это было прекрасное соединение, в состав которого входило три стрелковых и два артиллерийских полка, а также специальные части”. В этих боях была отражена пос­ледняя и самая отчаянная попытка гитлеровцев – перерезать Кировскую железную дорогу.

За мужество, проявленное в этих боях, 17 мар­та 1942 года 88-й стрелковой дивизии, одной из первых на Карельском фронте, было присвоено звание 23-й гвардейской. Ее имя носят сейчас центральная улица поселка Лоухи и одна из магистралей города Архангельска. А имя ее первого командира генерал-майора Андрея Ивановича Зеленцова, погибшего в этих боях, присвоено Лоухской средней школе.

Вплоть до окончания войны дивизия была в гуще самых жестоких сражений, дошла до Берлина. Столь же славный путь прошли северяне в рядах 2-й, 28-й, 100-й, 263-й стрелковых дивизий и других час­тей и соединений нашей армии.

* * *

С первых дней Великой Отечественной войны на Карельском фронте начал действовать 5-й отдельный полк Гражданского Воздушного Флота (ГВФ). Он пред­ставлял собою довольно крупное авиационное подразделение, насчи­тывавшее свыше 100 гидросамолетов и самолетов. Основным ядром 5-го авиаполка были летчики из 33-го отдельного архангельского авиаот­ряда Главного управления Гражданского Воздушного Флота.

В связи с организацией Карельского фронта 8 ноября 1941 года из этого подразделения была создана Карело-Финская особая авиагруппа ГВФ, переименованная 6 ноября 1942 года в 5-й от­дельный авиаполк ГВФ. В состав полка, кроме авиаторов Архангельска, вошли вторая учебная авиаэскадрилья Урюпинской авиашколы ГВФ, Апатитское подразделение ГВФ, отряд тяжелых кораблей из Ленинграда и звено гидросамолетов с Кольского полуострова.

Новому полку приходилось выполнять самые различные боевые задания, причем многие из них ночью, в тылу противника. Пер­вый такой полет осенью 1941 года совершил разведчик, пи­лот Георгий Луговой. В кабине П-5 находился и комиссар Алек­сандр Ежов, выполнявший обязанности воздушного стрелка. Глубо­кой ночью самолет вышел на оккупированный Петрозаводск и, снизившись до малой высоты, стал «ходить» вдоль главных улиц, пока Александр Ежов не разбросал все листовки, призывающие уничтожать всех немецких захватчиков. Военный совет фронта наградил пилота Георгия Лугового орденом Ленина, а ко­миссара Александра Ежова — орденом Красной Звезды.

Летчик Владимир Никитов прославился на Карель­ском фронте как мастер ночных бомбовых ударов. Его полеты в тыл врага всегда отличались дерзостью и настойчивостью в до­стижении успеха, и как бы ни было велико противодействие против­ника, но самолет, за штурвалом которого сидел Владимир Никитов, всегда пробивался к вражескому пункту. За образцовое выполнение заданий командования, за смелость и мужество Владимир был на­гражден двумя орденами Красного Знамени и Красной Звезды, орденом Отечественной войны 1-й степени.

В подразделение ночных бомбардировщиков авиаполка пришел добровольцем после окончания летной школы и младший брат Никитова Ев­гений. Братья Владимир и Евгений Никитовы сражались крылом к крылу. Они летали вместе на бомбежку и к партизанам, сбрасыва­ли разведчиков в тылу противника, выполняли на «отлично» любое задание. Владимир Дмитриевич Никитов не дожил до победы, он погиб в июле 1944 года, выполняя особое задание командования фронта.

Одна из улиц в микрорайоне Варавино города Архангельска названа именем летчика Никитова. На здании в начале улицы в память о Герое установлена мемориальная доска.

В воздушных боях на фронте особо отличился гвардии майор Василий Иванович Дончук. Он совершил 270 успешных боевых вылетов на дальнюю и ближнюю разведку, на высадку десантов в тыл врага, бомбардировку промышленных объектов и т.д. За отличное выполнение заданий В.И. Дончук был награжден двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны 2-й степени и Красной Звезды, медалями. Второго ноября 1944 года Василию Ивановичу Дончуку было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

При спасении раненых воинов совершила подвиг бортсестра полка онежанка Лидия Томилова, одна из первых женщин, награжденная в годы войны орденом Ленина.

5-й отдельный авиаполк ГВФ принимал активное участие в осво­бождении столицы Карелии — Петрозаводска и в подготовке и про­ведении Петсамской операции. Таким образом, он находился на фронте три года и три месяца.

Авиаполк совершил за это время свыше 50 тыс. боевых вылетов, из них не одну тысячу с посадкой в тылу врага на оккупированной им территории Карело-Финской ССР, Финляндии и Северной Норвегии. За один только 1942 год авиаторы полка перевезли свыше 27 тысяч солдат, офицеров, партизан, доставили на фронт 1400 тонн боепри­пасов, сбросили на военные объекты противника почти две тысячи тонн бомб, а в окопы фашистских войск — сотни тысяч листовок.

Ветераны полка всегда помнят о тех, кто отдал свою жизнь во имя Родины. 35 воинов полка погиб­ли. Их память увековечили живые. В послевоенные годы в аэропорту Кегостров было установлено мемориальное надгробие, а бывшая Фев­ральская улица в Кегострове переименована в улицу имени 5-го авиаполка Гражданского Воздушного Флота.

До конца исполнили свой долг снайперы Роза Шанина и Федор Харченко, пулеметчик Михаил Родионов и танкист Петр Норицын, командир полка Николай Мамонов, командующий ударной группой войск на Западном направлении, бывший командующий Архангельским военным округом генерал - лейтенант В. Я. Качалов. Имена этих и многих других северян навечно вписаны в незабываемую историю Великой Отечественной войны.

Более ста наших земляков удостоены за ратные подвиги высшей в то время награды Родины – звания Героя Советского Союза. Бесстрашному мастеру торпедного удара Александру Шабалину, уроженцу Онежского района, за подвиги при защите Заполярья это звание было присвоено дважды. Дважды были удостоены высокого звания прославленный полярник Иван Папанин и военный летчик, долгое время живший в Архангельске, Николай Гулаев. 14 воинов-северян стали полными кавалерами ордена Славы трех степеней.

* * *

Сотни наших земляков воевали в партизанских подразделениях, действовавших в Карелии, в болотах Полесья, на Украине, Смоленщине и Брянщине. На разных военных этапах в тылу фашистских войск активно действовало 6200 партизанских отрядов и подпольных групп, в которых сражалось свыше 1 млн советских патриотов.

Пламя партизанской борьбы начало бушевать во вражеских тылах уже с первых дней войны. Большую роль в раз­вертывании партизанского движения на первых порах сыграли военнослужащие Красной Армии. Оказавшись на временно занятой врагом территории, часто расчлененные на мелкие группы, они, тем не менее, оказывали сопротивление наступавшим захватчикам. Часть из них с оружием в руках пробиралась на восток, прорывалась через линию фронта и сливалась с регулярными войсками. Те, кому это не удавалось, объединялись в вооруженные отряды и начинали партизанскую борьбу.

В эту борьбу постепенно втягивалось население временно оккупированных гитлеровскими войсками советских районов, в партизанские отряды нередко вступали люди, бежавшие из фашистского плена.

В таких отрядах сражалось немало наших земляков-севе­рян. В лесах Белоруссии в одном из партизанских объединений прославился своим бесстрашием Григорий Аркадьевич Токуев, уроженец бывшего Ровдинского, ныне Шенкурского района.

Много изведал и пережил молодой десантник - парашютист, прежде чем стать партизаном. Неоднократно он бежал из плена, долго скитался по болотам, голодал, пока не вступил в ряды народных мстителей. С первых вылазок Токуев прославился умением ставить мины на железных и шоссейных дорогах, неутомимостью в походах и мужеством в разведке. Один за другим падали под откос эшелоны с вражескими солдатами, боевой техникой.

По­литотдел штаба партизанского движения телеграфировал в Архангельский обком ВЛКСМ: «Комсомолец вашей организации Tокуев Григорий Аркадьевич борется с немецкими оккупантами в их глубоком тылу в Белоруссии. Рады сообщить, что он ведет себя как герой. Токуев командует комсомольской группой подрывников. Эта группа взорвала 11 вражеских эшелонов. Во всех проводимых отрядом операциях Токуев служит образцом героизма. Это боец-герой».

Во время боевых действий отряда подразделение Г.А Токуева пустило под откос 18 эшелонов врага. За мужество в борьбе с захватчиками отважный партизан был удостоен звания Героя Советского Союза.

Одной из особенностей партизанского движения явилось то, что в него включалось не только население прифронтовых и оккупированных районов, но и трудящиеся всей страны.

В начале 1942 года партийные комитеты и военные органы Архангельской области провели большую работу по отбору лучших работников, организаторов из числа коммунистов, комсомольцев, советского и хозяйственного актива для формирования партизанского отряда.

19 февраля 1942 года на территории Карело-Финской ССР начал действовать первый партизанский отряд «Полярник», целиком составленный из жителей Архангельской области. Первоначально в него входило 100 человек. Командиром соединения был утвержден Д. А. Подоплекин, комиссаром - Р. П. Карелин, а затем Д. Г. Майзер.

Спустя шесть месяцев, 21 августа того же года, были сформированы еще два партизанских отряда – «Большевик» и «Сталинец». В каждом из них было по 70 бойцов. Командиром отряда «Большевик» был назначен Г. А. Ка­лашников, а комиссарами стали И. Н. Карюпаев, бывший секретарь Котласского РК ВКП (б), а затем инструктор Архангельского обкома партии С. Е. Щукин. Отрядом «Сталинец» в разное время командовали А. Г. Цветков, В. Т. Сысyeв и В. А. Гонтаренко, обязанности комиссара в течение всего периода исполнял бывший секретарь Няндомского РК ВКП (б) А. А. Афанасов. Позднее отряды неоднократно получали новое пополнение как из Архангельской области, так и из многих других регионов нашей страны.

Бойцы, вступившие в ряды партизанских соединений, при­нимали присягу. «…Я клянусь до последнего дыхания быть преданным своему народу, – гласил текст присяги. – Я клянусь мужественно, умело, не щадя своей крови и самой жизни, преследовать и уничтожать на каждом шагу чужеземных захватчиков и грабителей до полной победы над врагом».

Каждый отряд состоял из трех взводов – разведки и двух стрелковых. Во главе взвода стояли командир и политрук.

Все три архангельских отряда действовали в Карелии на Кандалакшском направлении. Одна из отличительных особенностей действий партизан в Карелии состояла в том, что они базировались на не оккупированной врагом территории и осуществляли по заданиям командования временные рейды по тылам врага.

Деятельность партизанских соединений в этом краю была сопряжена с большими трудностями. Значительная часть населения Карело-Финской ССР была эвакуирована при отходе частей Красной Армии. Многие советские граждане из числа оставшихся на захваченной территории попали в концлагеря. Таким образом, в этом и без того редко населенном крае осталось очень мало людей, которые жили в небольших, разбросанных друг от друга на значительном расстоянии хуторах. В этих условиях наши партизаны не могли рассчитывать на помощь населения. Отдых их в тылу врага был возможен только под открытым небом, нередко, в целях маскировки, без костров.

Тяжелые партизанские рейды усугублялись суровыми климатическими условиями Севера. Приведу отрывок из рассказа о боевом прошлом бывшего командира отряда “Полярник” Д.А. Подоплекина:

“…Мокрые валенки превращались в ледяные колодки. Влажная одежда, как панцирь, сковывала тело. Ночевать на территории врага часто приходилось без костров, на мерзлой земле, под открытым небом: вместо постели холмик пушистого снега, вместо одеяла мокрая плащ-палатка…”

Наиболее характерными формами борьбы партизан Карелии с врагом были диверсии на шоссейных, железных и грунтовых дорогах, нападение на колонны и гарнизоны врага, уни­чтожение складов и боевой техники, разрушение телефонной и телеграфной связи, а также получение разведывательных дан­ных для регулярных частей Красной Армии.

В феврале 1942 года отряд «Полярник» вошел в партизанскую бригаду, в которой насчитывалось более 1100 человек, и состоял в ней по 24 апреля 1942 года.

Партизаны Карелии проявили исключительно высокую боевую активность летом и осенью 1943 года, сосредоточив главное внимание на разрушении железнодорожных коммуникаций противника. Эта форма борьбы являлась наиболее ощутимой для оккупантов.

Вместе с мужчинами в отрядах сражалось немало девушек. Большинство из них исполняли обязанности медицинских се­стер, некоторые были радистками. Отважные патриотки ходили в тыл врага на боевые задания, делили с бойцами тяготы походной жизни. Во время недолгих привалов они ухаживали за ранеными, приготовляли для них на кострах пищу. В каждом из отрядов в разное время было от 4 да 10 и даже 15 женщин. Вот имена некоторых из этих партизанок: бывший комсомольский работник Зоя Деревнина, медсестры А. Г. Зелянина, П. Маккавеева, А. Н. Попова, Г. В. Пупова, Л. С. Боровских, А. Н. Минина, М. И. Терентье­ва и многие другие.

Более двух лет продолжалась эпопея партизанской борьбы в лесах Карелии. За это время боевая слава об архангельских партизанских отрядах разнеслась по всей республике и далеко за ее пределами. Одним из самых известных отрядов в Карелии был отряд «Полярник». Его бойцы неодно­кратно получали благодарности штаба партизанского движе­ния и воинских соединений Красной Армии. О делах этого отряда не раз писала республиканская и центральная печать. За время своего существования отряд совершил 16 по­ходов в тыл врага и прошел около 7 тысяч километров. Партизаны истребили 2483 вражеских офицеров и солдат, полностью разгромили 3 гарнизона. Бойцами отряда было совершено 13 крушений поездов, разбито при этом 227 вагонов, платформ и цистерн, взорвано 13 мостов, уничтожено 12 автомашин.

12 походов совершил отряд В. А. Гонтаренко, пройдя около 6 тысяч километров. Народные мстители этого соединения уничтожили 270 солдат и офицеров, взорвали 7 мостов и нанесли другой урон врагу.

Столько же боевых походов на счету отряда «Большевик». Его бойцы уничтожили более 550 солдат и офицеров, 12 ав­томашин, организовали 4 крушения поездов.

Каждый отряд систематически доставлял командованию частей Советской Армии ценные разведывательные данные, ко­торые учитывались им при обстреле позиций неприятеля, авианалетах на железнодорожные станции и места расположения вражеских солдат.

За отвагу и героизм 189 партизан трех отрядов были на­граждены орденами и медалями Советского Союза, в том чис­ле 31 партизан – дважды и пять – трижды. Высокие награды получили 16 женщин. Бойцы и командиры только одного отря­да «Полярник» получили орден Ленина, 10 орденов Красного Знамени, 29 орденов Красной Звезды. Командир отряда Д. А. Подоплекин был награжден дважды орденом Красного Знамени. Ордена Красного Знамени был удостоен также комиссар отряда Д. Г. Майзер.

* * *

В первые месяцы Великой Отечественной войны, когда враг захватил огромную территорию нашей Родины, Государственный комитет обороны, стремясь сдержать противника на северо-западе страны, 22 августа 1941 г. постановил провести специальные работы по строительству оборонительных сооружений на Северном фронте (23 августа разделен на Ленинградский и Карельский фронты).

27 августа 1941 г. Архангельский обком ВКП (б) принял постановление «О мобилизации населения для проведения специальных работ». Мобилизации подлежали 30 тысяч трудоспособного населения Архангельской области «со своими лопатами, кирками, ломами, топорами, одетые, обутые, снабженные бельем и продовольствием на две недели». Каждый из мобилизованных должен был иметь при себе котелок, кружку, ложку. На 500 человек давался котел для варки пищи. 20 тысяч человек предполагалось направить морем на пароходе «Родина» в Кандалакшу, Кемь и 10 тысяч – в Сосновец поездом. 7 сентября 1941 г. первый секретарь обкома ВКП (б) Г.П. Огородников телеграфировал наркому внутренних дел СССР Л.П. Берии о том, что на оборонные работы направлено 30354 человека.

Люди, ехавшие на две недели в конце августа, смогли вернуться со спецработ только 4 ноября 1941 г., и то не все. Окончательно все рабочие, в том числе и командный состав, были отозваны 22 ноября 1941 г. Тяжело пришлось строителям оборонительных сооружений. В основном это были молодые женщины и не мобилизованные на фронт мужчины. Голодные и раздетые, под бомбежками, ночуя в сырых землянках, тяжким трудом, с киркой и лопатой добывали Победу северяне. Из 60 тысяч жителей Карелии, Архангельской, Вологодской и других областей, участвовавших в оборонном строительстве на Карельском фронте, больше половины – наши земляки.

* * *

Вклад Архангельской области в достижение Победы определялся не только участием ее жителей в боевых действиях. Весомы и их трудовые свершения. Напомним кратко о некоторых делах тружеников архангельского тыла.

За время предвоенных пятилеток область превратилась в развитой индустриальный район страны. В 1940 году она поставила народному хозяйству почти 16 миллионов кубометров древесины, 3,3 миллиона кубометров пиломатериалов. Значительное развитие получили целлюлозно-бумажная промышленность, железнодорожный и морской транспорт.

За короткий срок экономика области была перестроена на военный лад.

Уже 24 июня 1941 г. бюро Архангельского обкома ВКП(б) приняло постановление «О мероприятиях по обеспечению нормальной работы предприятий в связи с мобилизацией». Постановление обязывало партийные и советские органы провести необходимую перестановку кадров на предприятиях с расчетом немедленного замещения работников наиболее ответственных участков предприятий и основных производственных работ.

Основной рабочей силой на предприятиях стали женщины, подростки, пенсионеры, которые заменили тысячи ушедших на фронт рабочих. Только за первые три месяца на предприятия Архангельска пришли 5200 женщин.

И это понятно: 2347 наиболее активных рабочих-мужчин лесозавода имени Ленина ушли в ряды армии, полторы тысячи защитников Родины дал фронту Соломбальский целлюлозный завод, на защиту Родины было призвано свыше тысячи работников знаменитой соломбальской лесопилки – лесозавода имени Молотова.

…Скупые, сухие строки архивных документов, а также газет, свидетельства очевидцев и участников тех суровых дней воскрешают в памяти поистине героические будни промышленных предприятий.

Общую обстановку на бывшем лесозаводе имени Ленина хорошо воссоздает приказ директора Николая Александровича Белова, написанный вскоре после начала войны, 2 июля.

Язык строгого документа отразил не только дух времени, но и личные качества молодого директора, гордость его за тружеников руководимого им предприятия.

«Проведенная мобилизация передовых рабочих на фронт, на борьбу с озверелой бандой фашизма, подло напавшего на Советский Союз, не снизила качества работы завода, – говорилось в приказе. – Уход квалифицированных рабочих с завода вызвал прекрасное движение патриоток Родины, советских женщин, вставших на место мужей и братьев, ушедших на защиту Родины, к рамам, станкам. Только за последние 8 дней после мобилизации пришли на завод 73 женщины, в том числе 35 домашних хозяек.

Патриотки Родины, советские женщины показывают образцы самоотверженной, стахановской работы на любом участке, являя собой пример большевистского отношения к труду.

Работница Калистратова Фаина, ставшая на раму, выполняет производственную программу рамщика на 110,5%; Фомина Александра, ставшая на обрезную комлевым обрезчиком, выполняет производственную программу на 110,5%; Кудрявцева Парасковья, работавшая ранее помощником строгаля, сейчас работает строгалем на станке № 301 «Болиндер», выполняет нормы до 107,3%; Суханова Анастасия, ставшая строгалем на тот же станок, выполняет производственное задание на 112,9%.

Прекрасные показатели работы дают фрезеровщицы. Впервые став на станки, работницы ширпотреба Гужихина Е., Тункина А., Предеина М., Зыкова А. выполняют производственные задания на 160-170% ».

Директор наградил всех упомянутых в приказе женщин денежными премиями, объявил им благодарности, обязал начальников цехов обсудить приказ на собраниях рабочих, призвал “домашних хозяек идти на завод, стать на место мужей и братьев на раму, на станок, на машину…”

К концу августа 1941 года на завод поступили свыше 440 человек, в основном женщин, в том числе 137 бывших домашних хозяек, среди которых было большое количество жен красноармейцев.

Опытными рамщицами стали Александра Яковлевна Соколова, Мария Николаевна Петухова, Надежда Анатольевна Проничева и Антонина Федоровна Шошина.

Уже в конце 1941 года число женщин на заводе увеличилось с 34 процентов общего числа работавших в 1940 году до 65%, а в конце войны эта цифра увеличилась до 70 процентов. И так было на всех лесозаводах города и всей области.

Лесопильные заводы получили срочные заказы на изготовление лыж, саней, укупорки для боеприпасов, аэродромного и инженерного оборудования. За военные годы лесопильщики дали фронту свыше 3200 тыс. кубометров пиломатериалов, 15 млн комплектов спецтары, почти 20 тыс. саней-волокуш и др. Труженики лесной промышленности дали стране более 25 млн кубометров древесины, изготовили около 1700 тыс. ружейных и 360 тыс. лыжных заготовок.

Предприятия целлюлозно-бумажной промышленности освоили выпуск пороховой целлюлозы, специальных сортов бумаги. Отрасль дала стране и фронту свыше 124 тыс. тонн целлюлозы, 25 тыс. тонн бумаги.

Судоремонтные предприятия Архангельска и Молотовска производили переоборудование гражданских судов для военных целей, ремонтировали боевые корабли и подводные лодки. Так, например, коллектив судоремонтников завода «Красная кузница» в краткие сроки переоборудовал свыше 60 транспортных судов и рыболовных траулеров в минные заградители, тральщики, сторожевые и конвойные корабли.

По мере развития боевых операций на завод начали поступать на восстановление поврежденные корабли. Завод отремонтировал и возвратил в строй за годы войны 187 кораблей Военно-Морского Флота.

Наибольшим производственным успехом коллектива завода в военном судоремонте следует считать восстановление и модернизацию в годы Отечественной войны эскадренного миноносца «Карл Либкнехт», вступившего в строй в 27-ю годовщину Октябрьской революции. Этот корабль после ремонта успешно участвовал в боевых операциях Северного флота.

На заводе «Красная кузница» прошли ремонт свыше 30 иностранных судов из состава караванов, доставлявших в Архангельский порт военные грузы из США и Англии. За ка­чественный и своевременный ремонт союзнических транспортов и военных кораблей завод в 1944 году получил благодарность английского адмиралтейства.

А всего за время Отечественной войны завод произвел ремонт на 483 морских судах. Кроме того, коллектив завода освоил выпуск минометов, мин, гранат, пулеметных станков. Он выпустил 213 аэросаней, около 80 тысяч корпусов мин, много другой продукции.

Труженики Молотовска (ныне Северодвинска) успешно выполнили программу строительства морских охотников, производства боеприпасов, различных видов боевой техники и снаряжения. За военное время на его предприятиях было построено 12, отремонтировано 33 боевых корабля, 24 ледокола и судов ледокольного типа, 82 американских, английских и советских транспортных судов. За это же время предприятия города изготовили свыше двух тысяч комплектов минных тралов, более 160 тысяч авиабомб и снарядов.

* * *

Яркую страницу в летопись войны вписали работники Архангельского торгового морского порта. В первые дни войны порт получил ответственное задание организовать прием и переработку стратегических грузов, поставлявшихся по ленд-лизу из США и Англии. Эта важнейшая проблема решалась на высшем уровне в результате переговоров между руководителями стран антигитлеровской коалиции.

В июле 1941 года между руководством Советского Союза и представителями США и Великобритании состоялись встречи, на которых обсуждались проблемы оказания СССР военной помощи со стороны союзников.

29 сентября в Москве открылась трехсторонняя конференция. Делегацию США возглавлял известный политик Уильям Аверелл Гарриман, Великобритании – министр снабжения лорд Уильям Бивербрук. С советской стороны в переговорах участвовали И. В. Сталин, К.Е. Ворошилов, А.И. Микоян, Н.Г. Кузнецов и другие государственные и военные деятели.

Первый московский протокол, подписанный в результате этих переговоров, содержал перечень свыше 70 основных видов поставок вооружения и военных материалов.

Уже по первому протоколу материальная помощь оказалась весьма существенной. Она смогла восполнить 40 процентов потерь нашей армии в самолетах, 30 процентов – в танках.

В первые месяцы войны Архангельск превратился в один из основных пунктов, через которые осуществлялась связь государств антигитлеровской коалиции. Неслучайно английский премьер-министр Черчилль в одном из посланий Сталину отметил: “При организации этого регулярного цикла конвоев мы рассчитываем, что Архангельск будет принимать главную часть поставок”.

Важнейшей задачей являлось осуществление круглогодичной навигации на Севере. Для решения этой проблемы Герой Советского Союза К.С. Бадигин был утвержден руководителем ледокольных операций.

15 октября начальника Главсевморпути И.Д. Папанина назначили уполномоченным Государственного комитета обороны по перевозкам на Севере.

17 октября 1941 года Иван Дмитриевич Папанин прибыл в по­морскую столицу. Для штаба уполномоченного ГКО выделили специальное помещение, оборудованное всеми средствами свя­зи. С помощью местных партийных, советских и военных властей был укомплектован штаб, в который вошли 26 человек. Кабинет под номером 84 в Доме Советов стал известен отныне многим северянам и военным морякам. Началась энергичная работа по подготовке порта к приему иностранных конвоев.

В кратчайшие сроки была сооружена железнодорожная линия Левый берег – порт Экономия. Строительство этой магистрали – настоящий трудовой подвиг северян.

Строительство железной дороги началось осенью 41-го. Необходимость железнодорожного сообщения с аванпортом возникла, когда стало ясно: пароходы с военными грузами Архангельск должен принимать круглый год. Объект получил название "Особое строительство № 16". Ветка проходила от станции Исакогорка по мосту через речку Ширшу, через Северную Двину в районе Жаровихи - зимой по льду, летом грузы перевозили плашкоуты, затем проходила там, где сейчас проложена объездная дорога, подходила к Кузнечихе, по специально для этого построенному мосту через Шилов остров продолжалась в Соломбале и вдоль речки Ваганихи шла на Экономию. Протяженность трассы составила 40 километров. По подсчетам очевидцев этих событий, к стройке было привлечено до 20 тысяч архангелогородцев. Строили практически вручную - лопата, кирка, тачка.

Железнодорожная ветка на Экономию была частично введена в строй в начале 1942-го. В 1943 году началась ее постоянная эксплуатация.

В память о подвиге тех, кто строил и эксплуатировал эту дорогу, на районе Экономия в дни 60-летия Победы установлена мемориальная доска.

* * *

Северный морской коридор в годы войны обслуживали около 800 транспортных судов и десятки боевых кораблей под флагами двенадцати стран: США, Великобритании, Франции, Норвегии, Польши и других, а также весь советский Северный военный и транспортный флот.

…31 августа 1941 года на рейде Архангельска появился первый морской караван союзников — шесть английских транспортов с боевым сопровождением. Они доставили в порт на Двине 10 000 тонн каучука, 64 самолета, 3800 глубинных бомб, магнитных мин и другие оборонные гру­зы. Суда первого каравана разгружались на Бакарице.

В английском адмиралтействе операция по проводке этого каравана получила наименование «Дер­виш», позднее самому конвою присвоят литер РQ-0, а проследовав­шему в обратном направлении — QР-О. Этот код произошел от инициалов офицера оперативного управления британского адми­ралтейства, ведавшего проводкой конвоев в СССР.

В Архангельске были приняты срочные меры по ремонту ледокольного флота и его вооружения. С этой целью по приказу наркома ВМФ Адмирала Флота СССР Н.Г. Кузнецова и И.Д. Папанина было создано Управление беломорскими ледовыми операциями (УБЛО) с постоянным местом пребывания в Архангельске. Управление возглавил ледовый капитан, Герой Советского Союза М.П. Белоусов.

Уже в первые шесть месяцев войны в Архангельск прибыло семь союзных караванов в составе 52 судов. Они доставили 699 самоле­тов, 466 танков, 330 танкеток и другие военно-стратегические ма­териалы — 95 процентов всех грузов, поставленных в Советский Союз союз­никами в 1941 году. В этом же году к берегам Великобритании из Архангельского порта ушло 45 транспортов со 136 тысячами тонн леса, руды и химикатов.

Порт смог круглогодично принимать суда благо­даря самоотверженному труду команд советских ледоколов. В Бе­лом море работали ледоколы «Ленин», «И. Сталин», «Красин», «Ф. Литке», «Микоян» и другие. В проводке судов на Бакарицу и Экономию участвовали портовые ледоколы № 6, № 8 и «Ленин». Ледокол «Ленин» (капитаны Н.И. Хромцов, Ф.М. Пустошный) сыг­рал выдающуюся роль в осуществлении круглогодичной навига­ции в Архангельском порту. Из-за сравнительно небольшой осадки он имел возможность работать на всех фарватерах Северной Дви­ны, подходить к причалам и окалывать транспорты.

Около 30000 миль прошел за годы войны ледокол «Ленин». Корабль участвовал в проводке 778 транспортов, в том числе 343 союзных. За самоотверженный труд в военное время экипаж получил благодарности от Советского правительства и командования военно-морского флота. 59 членов экипажа были удостоены правительственных наград. «За образцовую работу по проводке транспортов с грузами в тяжелых условиях в период Великой Отечественной войны» ледокол был награжден орденом Ленина.

Бригады стивидоров, возглавляемые Н.Д. Кузнецовым, М.А. Колотовым, С. А. Яниным, К.А. Урпиным, валясь с ног от усталости, не уходили домой до полной разгрузки судов.

Таким образом, несмотря на ожесточенное противодействие авиации и подводных лодок противника, чрезвычайно сложные зимние условия погоды, союзные конвои доставляли советским солдатам и офицерам оружие, приближали час разгрома общего врага.

Каков же общий итог северных союзных конвоев? В 1941— 1945 годах в Архангельск и Мурманск пришел 41 конвой с груза­ми, в составе которых было 738 транспортов; убыло на запад 36 конвоев, 726 транспортов. Из 17,5 миллиона тонн различных грузов, доставленных союзниками в СССР через Север­ную Атлантику, Дальний Восток и Каспийское море, 4 миллиона тонн, то есть одна четвертая часть, прибыло в Архангельск, Молотовск и Мурманск. По данным историка В. Пузырева, сюда, на Север, было доставлено 5000 танков, 7000 самолетов, тысячи автомашин, десятки паровозов, сотни зенитных артиллерий­ских установок, десятки тысяч тонн боеприпасов, авиационного бен­зина и спирта, продовольствия и снаряжения.

Все это буквально в считанные дни отправлялось кратчайшим путем на сухопутный фронт, присоединялось к могучему потоку вооружения, который шел с заводов и фабрик нашей страны. Оружие, созданное руками рабочих союзных государств, передавалось в руки советских солдат и офицеров, эффективно участвовало в разгроме фашистской воен­ной машины, помогая приблизить день великой победы, сохранить жизнь сотням тысяч русских, английских и американских солдат.

Общий объем помощи наших союзников станет еще более очевиден, если привести сведения о совокупности всей военной продукции, поставленной нам в годы войны. Как заметил в одной из своих статей адмирал флота В.Н. Чернавин, за годы войны через Мурманск, Архангельск, Владивосток и Иран Америка и Англия доставили в СССР 22 195 самолетов, 12 990 танков, 9 600 орудий, свыше 500 тыс. автомашин, 2 600 000 тонн нефтепродуктов, 44 600 металлорежущих станков, 1 860 паровозов, 11 300 платформ, более 500 000 тонн цветных металлов. Общая сумма одной лишь американской помощи составила 9,5 млрд долларов.

“После Великой Отечественной войны и особенно в период "холодной войны", — подчеркнул он далее, — некоторые историки старались умалить значение материальной помощи союзников, поставлявшей­ся по ленд-лизу, критиковали их за задержку отправки конвоев в 1943 и 1944 гг. Они писали, что поставки по ленд-лизу имели для нас небольшое значение: они составляли, дескать, всего 4 % объема валовой промышленной продукции СССР в 1941 — 1945 гг. И это действительно так”. Но по отдельным видам вооружений эти показатели были значительно выше: по автомобилям — 70%, танкам — 12%, самолетам — 10%, а по морской авиации — 29%. Таковы факты истории.

Хорошо известно и то, что перевозки по ленд-лизу доставались немалой ценой как для нас, так и для наших союзников.

За 1941—1945 годы во время проводки се­верных конвоев и доставки импортно-экспортных грузов погибли в Баренцевом, Гренландском и Норвежском морях 103 транспортных судна союзников, в том числе 47 американских, 35 английских, 7 панамских, одно датское, одно норвежское и 13 советских.

В Северном морском пароходстве существует добрая традиция: 9 Мая у мемориала погибшим морякам и кораблям в холле управления судоходной компании собираются ветераны войны, работники пароходства, чтобы почтить память всех, кто защищал Россию в страшной войне.

В холодных водах арктических морей за годы Великой Отечественной войны погибли 317 членов экипажей. На этом мемориале увековечены названия погибших судов: "Поморье", "Родина", "Вишера", "Крестьянин", "Уфа", "Шквал", "Диксон", "Архангельск", "Марина Раскова", "Муссон", "Революция", "Тбилиси", "Онега".

Обеспечивая переходы союзных конвоев на Севере, погибли советские эсминцы «Сокрушительный» и «Дея­тельный», английские крейсеры «Тринидад» и «Эдин­бург», 6 эсминцев.

Эти потери — больше, чем количество крупных надводных кораблей всего Северного флота на 22 июня 1941 года. Не вернулись с позиций у берегов Северной Норвегии несколько советских подводных лодок. Но не были напрасными эти трагические потери. И жертвы, и доставленные грузы пошли на алтарь Победы. Северные союзные конвои внесли свой ощутимый вклад в дело разгрома сильного, опасного и жестокого врага.

Родина высоко оценила труд портовиков. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1944 года 296 человек были награждены орденами и медалями. Начальник Архангельского порта Я.Л. Бейлинсон был удостоен ордена Ленина, начальник Молотовского порта М.Ф. Причерт – ордена Трудового Красного Знамени. Боевые ордена Красной Звезды вручили начальникам причалов В.Ф. Носову и Я.А. Брандису, бригадирам П.Д. Кузнецову, Н.Ф. Кукушкину, Б.К. Мельникову и многим другим.

Эти награды Родины явились признанием огромной важности выполненной ими работы. Недаром областная газета “Правда Севера” писала в те дни: “Этот многозначительный факт … свидетельствует о том, что в наших портах каждый работник глубоко осознает свой долг – быстро доставлять стране и фронту ценнейшие военные грузы и работает с самоотверженностью фронтовиков”.

* * *

Вместе со всем советским народом внесли свой вклад в дело разгрома врага моряки Северного морского бассейна.

Транспортный морской флот Севера накануне войны объединяли три пароходства. Назовем их для краткости: Северное – с центром в Архангельске, Мурманское и Архангельское арктическое. К началу военных действий в их составе было 106 различных судов, в том числе в Северном – 56, Мурманском – 37 и Архангельском арктическом – 13.

С первого дня войны торговый флот перестроился на работу по-военному. Он пополнился десятками транспортных и рыболовных судов, переведенных в Архангельск из Мурманска, находившегося в зоне активной деятельности вражеской авиации.

На службу во флот были призваны лучшие моряки, имевшие опыт работы в Заполярье: Герои Советского Союза М.П. Белоусов и К.С. Бадигин, а также Н.П. Аннин, И.Ф. Котцов, П.А. Пономарев, Н.И Хромцов и другие.

Основными задачами транспортного флота в Заполярье в то время являлся подвоз людских резервов, боевой техники, боеприпасов, снаряжения и продовольствия для армии и флота. Не менее важной проблемой была эвакуация морем в Архангельск из фронтовой зоны Мурманска мирного населения и оборудования промышленных предприятий. Требовалось также срочно завести на побережье и острова Баренцева моря строительные материалы и рабочих для сооружения оборонительных сооружений. Вскоре после начала войны перед моряками встала еще одна задача – участвовать в перевозках грузов, поставлявшихся нашими союзниками по ленд-лизу.

Все эти сложные срочные дела приходилось решать под огнем неприятельских самолетов и постоянной угрозы со стороны немецких подводных лодок. Несмотря на эти и другие трудности, моряки упорно и мужественно выполняли свой долг.

Уже 25 июня 20 судов в Архангельске принимали необходимые грузы. В августе 1941 года в Кемь были срочно переброшены 88-я стрелковая дивизия численностью свыше 7818 человек, позднее – 12-я отдельная морская стрелковая бригада (5822 человека), а в декабре – части 263-й стрелковой дивизии.

Особая страница в истории пароходства тех дней – отправка рабочих для сооружения укрепления на Карельском фронте. На фронтоне музея Северного мореплавания установлена мемориальная доска. Текст на ней гласит: “Отсюда с “Красной пристани” из Архангельска на пароходах Северного морского пароходства “Вишера”, “Родина” и других 28 августа 1941 года отправились на оборонные работы на Карельский фронт 35 тысяч жителей Архангельской области. За четыре месяца они построили пять линий обороны…” На эти опасные и трудные работы уезжали в основном молодые женщины, “не обремененные семьей”, подростки, не достигшие призывного возраста, и мужчины старше 60 лет.

Многое перенесли эти люди, заброшенные в пустынные места Карелии. Они изведали жизнь в землянках, плохое питание, отсутствие всякой механизации на тяжелых работах. И, тем, не менее, северяне справились с выполнением задания.

…Всего за первые шесть месяцев войны северные моряки перевезли 179 827 бойцов, офицеров и эвакуированных. За это же время они доставили на фронт 68 танков, 318 тракторов, 3037 автомашин, 10 935 тонн боеприпасов, 17 686 лошадей и около 180 тысяч тонн других воинских грузов.

Обратными рейсами пассажирские и грузовые суда Северного пароходства доставляли эвакуируемых. Только с 5 июля по 8 августа из Кандалакши в Архангельск было перевезено 97000 человек.

В Архангельск из Мурманской области и Карело-Финской ССР было вывезено оборудование таких крупных предприятий, как НиваГЭС, Североникель и др.

С открытием арктической навигации важное задание Государстенного комитета обороны выполнили теплоходы «Двинолес», «Пинега», «Клара Цеткин», «Узбекистан» и п/х «Щорс». Они перевезли из Кандалакши в Дудинку оборудование комбината Североникель, что позволило на его базе организовать в Норильске производство металла, остро необходимого для обороны страны. Затем эти суда взяли груз в Игарке и далее пришли в Певек и Владивосток. Там они были поставлены на перевозки из США на Дальний Восток.

В связи с приходом в Архангельск первого союзного конвоя PQ-0 «Дервиш» Наркомат Морского флота дал указание Северному пароходству подготовить 11 советских судов для перевозки экспортных грузов в порты Англии и США. Так началось участие северных моряков в заграничном плавании.

Уже 27 сентября 1941 г. в составе обратного конвоя QP-1 вместе с английскими судами ушли в Англию семь судов Северного и Мурманского пароходств с экспортным пилолесом. 1 октября в Архангельск в составе конвоя PQ-1 пришел п/х «Эльна-2» Эстонского пароходства, застигнутый войной в Англии. В декабре 1941 года впервые в Архангельск пришли два судна Дальневосточного пароходства с грузами из США, а в Мурманск – п/х «Декабрист». По пути на север им пришлось преодолеть два океана, причем через Атлантику они шли в составе союзных конвоев. Всего в 1941 году в загранплавании приняли участие в составе конвоев 24 судна, из них 15 – с экспортным грузом. Они доставили на экспорт 13532 стандартов пилолеса и 2408 т генеральных грузов в порядке расчета за поставки ленд-лизовских грузов. Северные моряки перевезли 37 тыс. т экспорта и 18 тыс. т импорта.

Активное участие в заграничном плавании, в том числе участие в конвоях, советские моряки приняли и в 1942 году.

По данным Л. Красавцева из 13 конвоев, направленных на Север в 1942 году, советские суда приняли участие в 10; из 178 судов, прибывших в этих конвоях, 30 были советскими. В обратных конвоях QP, которых было 12, отечественные суда приняли участие в 11, и из 188 судов, ушедших в этих конвоях, их было 40. Помимо этого, в конце года с экспортными грузами ушло в одиночном плавании 23 судна и пришло 2 судна. Всего за год эти суда перевезли в загранплавании 134 тыс. т грузов.

Как и все советские люди, моряки торгового флота не только обеспечивали морские перевозки. Они стремились попасть на фронт, оказывали Красной Армии различную помощь. Так, после выступления И.В.Сталина 3 июля 1941 года по радио на прошедших в Архангельске митингах на судах многие моряки стали записываться в народное ополчение. На 35 судах Северного пароходства из 993 моряков 948 записались в ополчение. Была организована военная учеба. Моряки приняли участие в создании народного фронта обороны Родины. На п/х «Буденный» решили ежемесячно отчислять однодневный заработок в фонд обороны.

Поистине героической страницей истории торгового флота являлись одиночные плавания северных судов за союзной помощью. Подобное опасное решение было вызвано тем, что советские суда, как правило, старой постройки, уступали и в скорости хода и грузоподъемности иностранным судам и поэтому не могли идти в составе союзных конвоев. Руководство Северного морского пароходства внесло в Наркомат Морского флота предложение о направлении в заграничное плавание большой группы судов, скопившихся осенью 1942 года в Архангельске, в том числе и судов каботажного плавания, без охраны «в одиночку» – пользуясь условиями полярной ночи. Одновременно предполагалось провести ремонт этих судов за границей, так как свои судоремонтные предприятия были перегружены военными заказами. Необходимо было также вывезти накопившиеся экспортные грузы, ибо союзники на какое-то время прекратили посылать свои конвои. С предложением согласились, и 20 ноября 1942 года было принято решение ГКО об отправке из Архангельска и Мурманска 27 судов на ремонт и в загранплавание.

В соответствии с решением ГКО из Архангельска в период с 13 по 22 декабря вышло 14 судов. Несколько раньше из Исландии, пользуясь безлунными ночами, было направлено 10 транспортов парами с интервалом в 200 миль. Противник провел против одиночных транспортов операцию «Надежда», направив на перехват тяжелый крейсер и эсминцы к острову Медвежий. Немецкие эсминцы перехватили советский танкер «Донбасс», а немецкая авиация торпедировала между островами Медвежий и Надежда большой советский транспорт «Декабрист». За этими потерями последовали другие.

Северные моряки сыграли важную роль во время подготовки советских войск к наступлению в Заполярье в 1944 году. Они перевезли в сентябре –октябре для 14-й армии несколько тысяч человек, 115 танков, 153 орудия, 137 тракторов и 200 автомашин. После освобождения Петсамо появились новые задачи – доставлять пополнение и боеприпасы непосредственно в район боевых действий.

Таким образом, транспортный флот Северного морского бассейна выполнил в течение военных лет важные стратегические задачи: обеспечил воинские и гражданские перевозки людей и грузов, принял посильное участие в доставке грузов, поставлявшихся по ленд-лизу. Он явился в конечном итоге важнейшим средством связи сражавшихся в Заполярье войск с народным хозяйством.

Можно сказать, что вместе с 14-й армией Карельского фронта Северный флот помог остановить немецких захватчиков на Кольском полуострове. В октябре 1944 года, перейдя в решительное наступление, армия и флот наголову разгромили отборные немецкие дивизии и освободили от оккупантов Северную Норвегию.

Итоговый отчет о деятельности Северного флота за военный период свидетельствует об огромных масштабах транспортных перевозок. На дальних перевозках суда Северного бассейна перевезли более 470 тысяч человек личного состава армии и флота, а на перевозках в Кольском заливе – около 700 тысяч. В общей сложности по внутренним морским коммуникациям Севера прошел 1471 конвой в составе 2568 торговых судов. По данным Л. Красавцева, за годы войны 2450 работников морского транспорта северного бассейна были награждены орденами и медалями.

Неувядаемой славой овеяны подвиги команд ледокола «Ленин» и парохода «Александр Сибиряков», вступившего в неравную схватку с тяжелым фашистским крейсером «Адмирал Шеер», сторожевых кораблей «Бриллиант», «Пассат», «Туман», погибших, но не спустивших флага перед врагом.

Почти 23 миллиона тонн грузов, более 23 миллионов пассажиров перевез флот Северного речного пароходства. Десятки его работников удостоены орденов и медалей. Среди них – капитаны А.А. Щукин, М.Я. Брюхов, В.А. Распопов и многие другие.

600 тысяч центнеров рыбы, столь необходимой фронту и тылу, добыл за военную путину траловый флот.

Исключительно важную роль играл в военное время железнодорожный транспорт. Новая магистраль Обозерская-Беломорск была единственной веткой, которая соединяла страну с Карельским фронтом. А по Печорской дороге, вошедшей в строй в 1942 году, в центр страны, в освобожденный от блокады Ленинград было доставлено до 10 миллионов тонн угля.

Весомый вклад в дело Победы над врагом внесли отважные моряки Краснознаменного Северного флота и Беломорской военной флотилии. Моряки-североморцы уничтожили около 260 боевых и транспортных кораблей врага, 1300 самолетов, обеспечили проводку более 4000 транспортов.

* * *

Война круто изменила жизнь северной деревни. Тысячи колхозников ушли на защиту Родины. В колхозах, как и в городах на промышленных предприятиях, остро вставала проблема рабочей силы.

Достаточно отметить, что за четыре военных года число трудоспособных в северном селе уменьшилось со 136 до 107 тысяч человек, или на одну пятую часть.

1 июля 1941 г. Архангельский облисполком и Архангельский горисполком выносят решения о привлечении учащихся 7–10 классов неполных средних и средних школ к сельскохозяйственным работам. Устанавливалась продолжительность рабочего дня от 6 до 8 часов, в зависимости от возраста и характера работы. Формировались бригады из мальчиков и девочек раздельно, во главе с учителем. Предполагалось оплачивать такие работы на общих основаниях. Подобные решения принимались и в последующий период. В соответствии с указаниями ЦК ВКП(б) и местных партийных и советских органов учебный год в период Великой Отечественной войны начинался первого октября и заканчивался в середине мая. Все остальное время учащиеся трудились.

Женщины и подростки, заменившие своих мужей и отцов, делали все, чтобы вспахать поля, вовремя убрать урожай, дать фронту больше мяса, масла, зерна. В 1942 году, например, в колхозах трудилось более 80 тысяч женщин и лишь около 19 тысяч мужчин.

О трудовом подвиге северной крестьянки в годы войны не скажешь точнее, чем это сделал один из героев Федора Абрамова: «Да я перед этой бабой, если хочешь знать, на колени готов встать. Я бы ей при жизни памятник поставил. Ну-ка! Сколько человек в Пекашине на войну взято? Человек шестьдесят. А поля засеяны? Сенокос и уборка к концу? Да ведь это понимаешь что? Ну, как если бы бабы заново шестьдесят мужиков родили... Я иногда задумываюсь, как это наша баба из пристяжной коренником стала?..»

Резко сократились тяговые и транспортные средства МТС и колхозов. Значительная часть тракторов, автомашин на­правлялась в армию. Для нужд армии только в первый период войны было сдано более 12 тысяч лучших лошадей. Часть машин, имеющихся в МТС, простаивала из-за отсутствия запасных частей, сокращения, а иногда и полного прекращения поставок горючего.

Несмотря на эти и многие другие трудности, люди деревни самоотверженно, не щадя сил, работали на фронт, жили ожиданием победы.

Архангельская область всегда была потребляющей тер­риторией, она не обеспечивала себя продуктами сельского хозяйства. Однако в новых условиях было необходимо, чтобы каждый регион максимально использовал внутренние резервы для снабжения населения. Вот почему в годы войны особое внимание обращалось на увеличение площадей под карто­фель. Уже в 1942 году полей под картофелем стало больше по сравнению с довоенным временем на 30, а под овощами - на 40 процентов.

В Архангельской области широкой известностью пользо­вались имена многих организаторов производства, опытных трактористов, комбайнеров, животноводов и полеводов. До­брым словом и в наши дни вспоминают ветераны колхозов «Организатор» и «Красный огородник» своих председателей В. Н. Козьмина и М. Г. Ижмякова. На всю область гремела слава об ударной работе трактористок А. С. Ревиной из Шенкурского района и 3. М. Шутовой из Вельского района, холмогорских доярок К. В. Леонтьевой, А. Коробовой, П. Яковлевой и многих других.

Первыми помощниками пенсионеров и женщин были школьники. Они вывозили на поля навоз, торф, золу, куриный помет; работали конюхами, косили сено, заготовляли силос и веточный корм, работали на прополке картофеля, турнепса, собирали колоски, из которых потом намолачивали тонны зерна – все это труд детей, которым в ту пору было по 14–16 лет. А были и помоложе. Так, ученица 5 Б класса Верхнетоемской средней школы Оля Бондаревская организовала малышей на сбор золы и металлолома, лично собрала среди домохозяек райцентра 180 кг золы и 100 кг металлолома. Тринадцатилетние девочки из Сийского сельсовета Емецкого района научились жать вручную, серпами, и оказали значительную помощь колхозу в проведении уборки урожая. Звено ученицы Вали Болотовой (семь человек) получило премию от колхоза имени Ленина Афанасьевского сельсовета Верхнетоемского района за хорошую работу на полях: 1600 рублей и каждому валенки. Нельзя без волнения читать список лучших школ и лучших учеников Архангельской области за 1943 год, где значатся дети 3-го, 4-го, 5-го, 6-го классов, выработавшие в колхозах 65, 105, а кто и 135 трудодней за год.

Деревенские ребята в течение года трудились в колхозах. Городские школьники выезжали на сельскохозяйственные работы в период летних каникул. Вот несколько цифр: в 1941 г. на полях области работали 36000 школьников, в 1942 г. – 46000, в 1943 г. – 52000, в 1944 г. – 56000, за годы войны ими заработано 4,5 млн трудодней.

Итоги напряженного труда на колхозных полях и фермах позволили труженикам сел области сдать за военные годы государству около 90 тысяч тонн зерна, 180 тысяч тонн картофеля, более 27 тысяч тонн мяса, свыше 180 тысяч тонн молока.

Оленеводы Ненецкого национального округа направили на Карельский фронт свыше 4000 оленей для перевозки военных грузов и раненых бойцов.

Решение продовольственной проблемы в стране – главный итог работы колхозного крестьянства в военное время.

* * *

Бок о бок с рабочими, служащими, тружениками полей в тяжелые годы войны работала интеллигенция области. Ученые, преподаватели, врачи, работники культуры и искусства оказывали большую помощь фронту, готовили кадры специалистов, участвовали в обучении и воспитании подрастающего поколения, вдохновляли людей на труд и ратные подвиги.

Не одну тысячу северян уберегли от смерти разработки архангельских ученых под руководством доцента АГМИ П.П. Матусиса по борьбе с цингой.

Трудные проблемы пришлось решать работникам здравоохранения. Архангельск стал в военное время тыловой госпитальной базой Карельского фронта.

Под госпитали были отданы лучшие здания, в первую очередь для них приспосабливались новые типовые здания школ Архангельска, Котласа, Няндомы, Молотовска. Уже к концу первого года войны в области действовал 31 госпиталь на 14 280 коек.

Начальниками госпиталей, старшими хирургами в госпиталях работали многие выпускники Архангельского медицинского института. Умелыми организаторами госпитальной службы проявили себя в те годы Г.А. Орлов, С.И. Елизаровский, В.А. Казьмин, Н.В. Михеев, десятки других врачей, медицинских сестер.

Одним из проявлений заботы о раненых явилось донорство, ставшее в годы войны массовым. Много жизней спасли доноры К.П. Негодяева, А.В. Железнова, А.С. Сергеева и другие, сдавшие кровь более 30 раз. В области было свыше 17 тысяч доноров, около 500 из них удостоены нагрудного знака «Почетный донор СССР».

Успешно решали проблемы, связанные с нуждами войны, ученые Архангельского лесотехнического института.

В кратчайшие сроки химики В.М. Никитин и И.М. Боховкин разработали тему “Освоение горючих жидкостей для зажигания танков и автомашин на основе местного сырья”. 4 декабря 1941 года бюро Архангельского обкома партии своим решением обязало организовать в мастерских АЛТИ приготовление бутылок с горючей смесью. Постановлением Архангельского военного совета за быстрое и успешное выполнение оборонного заказа В.М. Никитину, И.М. Боховкину, а также директору института А.Ф. Рыжкову была объявлена благодарность и выдана премия.

При участии и под руководством научных работников учебного заведения в его мастерских было налажено производство лыж, телефонных катушек для Карельского фронта, мыла, дезинфицирующего одеколона, спичек и другой продукции.

Не менее важен был в ту пору труд школьных учителей. Имена многих подвижников народного образования навсегда остались в памяти людей. Добрый след оставили заслуженные учителя школы РСФСР А.А. Власова, А.П. Аксель – директор 37-й школы г. Архангельска, Т.П. Мальцева из Вельска, Ф. В. Семаков из села Ровдино Шенкурского района и многие другие.

Несмотря на нехватку бумаги, учебников, школьных помещений, переданных под госпитали, работники образования сумели сохранить контингент учащихся, не допустить массового отсева их из школ. За четыре военных года 5066 юношей и девушек области окончили средние школы.

Особая забота проявлялась о развитии детских домов. Острота этой проблемы обуславливалась тем, что в Архангельскую область из разных областей и республик, захваченных врагом, было эвакуировано около 80 тысяч человек, в том числе 40 655 детей, часть из которых не имела родителей. Значительную часть этих детей содержало государство в 53 детских домах, наскоро созданных в разных районах области.

Советское государство принимало все меры для подготовки новых кадров с высшим и средним образованием. За первые три года войны из вузов Архангельска было выпущено 1025 инженеров, учителей и врачей. Из техникумов и училищ области народное хозяйство получило 2880 специалистов.

Большое пополнение получило народное хозяйство Архангельской области за счет выпускников ремесленных и железнодорожных училищ и школ ФЗО. Подростки заменяли ушедших на фронт кадровых лесорубов, лесопильщиков, судостроителей и судоремонтников, речников и портовиков.

Учащиеся профессионально-технических заведений области за годы войны дали стране только оборонной продукции на 36 млн рублей. А промышленность области получила за этот период около 30 тысяч квалифицированных рабочих.

Выполнение военных заказов, решение всех сложных проблем происходило в обстановке, когда люди жили впроголодь. Нормы выдачи хлеба в отдельные дни едва превышали минимальную норму блокадного Ленинграда. Жители Архангельска узнали непривычный вкус кайры и тюленьего жира. Напомним, что 22 августа 1941 года в городе и области были введены карточки на мясо, крупу и другие товары. Рабочие и служащие получали 800 граммов хлеба в сутки, иждивенцы и дети – 400 граммов. Но эти скудные нормы часто не отоваривались. Так, в октябре и ноябре 1941 года муки было завезено 8%, крупы — 0%, овса — 0,5% от потребного. В декабре завоза муки не было совсем. Нехватка хлеба приводила к сокращению карточных норм до 150 — 200 граммов, а в отдельные дни выдавалось по 75 граммов хлеба в сутки.

Самые тяжелые испытания выпали на долю архангелогородцев зимой и весной 1941 — 1942 годов. В это время смертность росла очень быстрыми темпами, особенно высокой она была среди детей. В отдельные месяцы не выживала и половина младенцев в возрасте до года.

Для улучшения продовольственного снабжения населения изыскивались все возможные внутренние ресурсы. Производился сбор подснежной клю­квы, грибов, ягод, крапивы, щавеля, березового сока, отстреливали дичь. Учитывая исключительную сложность обеспечения органов здравоохранения медикаментами, в районах города и области заготовляли шиповник, рябину, черемуху, сосновые и березовые почки, мох сфагнум. Организовывались промысловые экспедиции по добыче яиц и мяса кайры, тюленьего жира, мидий и морской капусты. Важную роль в обеспечении рабочих и служащих Архангельска продовольствием сыграли подсобные хозяйства при предпри­ятиях и учреждениях. К началу войны насчитывалось 33 таких хозяйства, имевших 277 га посевов. К весне 1942 года в Архангельске уже было 133 хозяйства, засеявшие 1348 га земли. За первый год войны резко возросла площадь, отведенная под индивидуальные огороды и приусадебные участки, составив 425 га. В городе трудно было найти клочок земли, не занятый под картофель или овощи.

Нельзя не вспомнить незабываемую страницу в истории архангельской молодежи – Новоземельские промысловые экспедиции. Они были организованы в 1942 и 1943 гг. с целью улучшить продовольственное положение Архангельска. Участники экспедиций занимались ловом рыбы, промыслом морского зверя, пушно-меховыми заготовками и в особенности заготовками на птичьих базарах яиц и тушек кайры. Для работы на птичьих базарах были привлечены учащиеся старших классов и студенты техникумов г. Архангельска.

* * *

Как ни трудно жилось в военные годы северянам, они делились с фронтовиками последним куском хлеба, трудовым рублем, теплыми вещами, всем, чем могли. Забота о защитниках Родины проявлялась во многих делах тружеников тыла.

В первые же месяцы войны в области начался сбор средств в фонд обороны страны и теплых вещей для воинов Красной Армии. За военный период наши земляки собрали и отправили на фронт около 400 тысяч теплых вещей.

Немалую роль в этом деле сыграли школьники. Стремясь оказать помощь семьям военнослужащих, они пилили дрова, носили воду, занимались уборкой квартир, ухаживали за детьми. Ребята шефствовали над госпиталями: читали раненым бойцам газеты, приносили патефон, выступали с художественной самодеятельностью, гладили белье. Дети собирали деньги на подарки и сами подарки, которые направляли на фронт.

Чуть позднее начался сбор средств на вооружение Красной Армии. Помощь народа армии приняла с того времени наиболее понятную, близкую для населения и популярную форму.

Во всех уголках области происходил сбор средств на танковые колонны «Архангельский колхозник» и «Молодой колхозник Архангельской области», на боевые самолеты «Трудящийся Архангельской области» и «Комсомол Архангельска». Северяне выделили на эти цели около 170 тысяч рублей деньгами и облигациями государственных займов. В 1943 году только школьники собрали 445466 рублей.

В майские дни 1943 года на одном из аэродромов И.Д. Папанин передал военным летчикам 30 самолетов, на фюзеляжах которых поблескивали надписи «Советский полярник».

Отказывая себе в самом необходимом, архангелогородцы помогали восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации.

В 1944 - 1945 гг. из области было направлено 16 тысяч голов продуктивного скота и тысячи тонн семян. Из ресурсов МТС для Ленинградской и Новгородской областей выделили 50 тракторов.

Уместно напомнить и тот факт, что во многих районах области были размещены эвакуированные из прифронтовой полосы – почти 80 тысяч человек.

Ко всем прочим бедам жителей Архангельска добавилась еще одна: начиная с осени 1942 года фашистская авиация стала совершать налеты на Архангельск. Только в августе-сентябре того года на город было совершено семь налетов немецкой авиации, в которых участвовало до 140 самолетов. Они сбросили на город свыше 100 фугасных, 300 осветительных и более 20 тысяч зажигательных авиабомб.

В результате налетов и бомбежек сгорело около 100 жилых домов, канатная и трикотажная фабрики, серьезно пострадал Архангельский лесотехнический институт, погибли 148 и получили ранения 126 человек.

Вражеская авиация совершила несколько налетов на Северодвинск (в то время Молотовск). Человеческих жертв от налетов вражеской авиации среди гражданского населения в городе не было. И все же без потерь не обошлось. Об этом говорилось в военном донесении, выявленном северодвинскими краеведами П. Ивонцыным и А. Бобрецовым в Центральном военно-морском архиве в г. Гатчине. Вот что оно гласит:

«В период с 22 ч. 50 м. 21 сентября по 0 ч. 35 м. 22 сентября 1942 года авиация противника несколькими группами эшелонированно пыталась прорваться к Молотовску со стороны моря. Однако отражаемые заградительным огнем 811-й, 812-й, 813-й батарей, самолеты были рассредоточены и отогнаны обратно в море. Один все же прорвавшийся самолет вдруг неожиданно для зенитчиков пошел на резкое снижение и с высоты 200 метров нанес пулеметно-пушечный удар по бойцам 813-й батареи. Были тяжело ранены политрук Д.Е. Попов и командир взвода лейтенант К.Н. Антипов. Дмитрий Егорович Попов умер в госпитале, а у К.Н. Антипова была ампутирована рука...»

Зенитная батарея № 813, на которой служил политрук Д.Е. Попов, находилась на М. Кудьме.

Архангельск, ряд районов области с полным основанием можно было назвать прифронтовыми территориями. Об этом напоминает постановление бюро обкома ВКП(б) и облисполкома от 14 сентября 1942 года. В нем намечалось «в интересах сосредоточения всей гражданской и военной власти и установления строжайшего порядка в городе Ар­хангельске, Плесецком, Приморском и Холмогорском рай­онах, представляющих ближайшие тыловые районы фронта, создать Архангельский городской комитет обороны...»

Первоначально в комитет обороны входило четыре, позднее шесть человек: председатель первый секретарь обкома и горкома партии Г. П. Огородников; члены комитета: председатель облисполкома М. А. Огарков, с сентября 1942 года А. Г. Федоров; начальник областного управления наркомата внутренних дел П. М. Мальков, затем сменивший его В. М. Трубников; начальник областного управления наркомата госбезопасности С. И. Плесцов или его заместитель И. П. Карпов; командующий Архангельским военным округом генерал-лейтенант Т. И. Шевалдин; начальник гарнизона Архангельска генерал-майор В. Н. Мальчиков, затем генерал-лейтенант В. Репин. Постановления АГКО распространялись все районы области.

Сосредоточив в своих руках всю гражданскую и военную власть, Комитет провел активную работу. За два года состоялось 69 заседаний, на которых рассмотрено 97 вопросов. Уже 25 сентября 1942 года Комитет утвердил план обороны города, 29-го вынес постановление о создании нескольких укрепленных районов: в Архангельске, на Мудьюге, в Талагах. На 15 февраля 1943 года на эти работы было привлечено по трудовой повинности до семи тысяч человек, в том числе 1200 мобилизовано с отрывом от основного производства.

Важное значение для укрепления ПВО имело проводившееся Архангельским военным округом строительство новых аэродромов и размещение на них истребительной авиации. Грунтовые аэродромы оперативного назначения были сооружены во многих районах области, несколько - в окрестностях Архангельска: это Васьково, Кегостров, Лисестрово, Ягодник. В Талагах взлетно-посадочная полоса была сделана с твердым покрытием.

Карельский фронт выделил для охраны воздушного пространства над городом-портом авиационный полк, базировавшийся на побережье Белого моря. К перехвату немецких самолетов, рвавшихся к Архангельску, была привлечена и авиация Северного флота. На подступах к Архангельску и на его окраинах развернули несколько отдельных зенитных артиллерийских дивизионов.

Городской комитет обороны сыграл важную роль в ук­реплении обороноспособности города и в борьбе с пожарами. Во время налетов вражеской авиации все население города, включая школьников, занимало боевые посты и тушило зажигательные бомбы, спасало жилые дома, здания учреж­дений и предприятий от пожара. И отстояло город. История хранит немало имен бесстрашных горожан, отличившихся при тушении пожаров.

В докладной записке секретаря Архангельского горкома ВЛКСМ в обком комсомола, составленной в августе 1942 г., говорится: «Самоотверженно работали пионеры и школьники на 172-175 кварталах. Пионеры Гозя и Гриша Ферины на посту затушили по 5 бомб. Винокуров Володя и Чичулин затушили 4 зажигательные бомбы. Вдовин, школьник 11 лет, школа № 19, затушил своим пальто 8 авиабомб...».

Смело отражали воздушные нападения противника на Архангельск летчики Северного флота, зенитчики гарнизона и артиллерийские расчеты Беломорской военной флотилии. Во время налетов в августе и сентябре 1942 года четыре «Юнкерса» были сбиты истребителями и несколько самолетов повреждены. В воздушных боях отличились майор А. В. Жатоков, лейтенанты В. С. Стрельцов, А. Н. Матвиенко, младший лейтенант Н. Костиков. Один из сбитых «Юнкерсов» был выставлен для обозрения на площади у Архангельского драматического театра.

Замысел фашистов сжечь город, помешать работе порта и промышленных предприятий областного центра потерпел крах. И это несмотря на то, что только за время с июля 1942 по май 1943 вражеская авиация совершила в районе Архангельского района ПВО более 460 самолето-пролетов на Архангельск и торговые суда, находившиеся на акватории города.

Большой масштаб работ, связанных с помощью фронту, потребовал организаторских способностей и полной самоотдачи со стороны руководителей области. И в этом плане заслуживают доброй памяти уполномоченный Государственного комитета обороны И.Д. Папанин, председатель Архангельского городского комитета обороны Г.П. Огородников, председатель облисполкома А.Г. Федоров, начальник Северного морского пароходства Н.В. Новиков и многие другие.

Заслуги северян в достижении победы над врагом видны по их наградам. Десятки рабочих, колхозников, представителей интеллигенции области награждены орденами и медалями. Около 140 тысяч жителей области удостоены медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Отмечая героизм и отвагу воинов и тружеников тыла при защите Севера, Президиум Верховного Совета СССР учредил медаль «За оборону Советского Заполярья». Из 340 тысяч воинов Карельского фронта, Северного флота, тружеников тыла, награжденных этой медалью, 11 тысяч – трудящиеся нашей области.

За успехи, достигнутые во Всесоюзном соревновании, Архангельской об­ласти, а также Шенкурскому и Холмогорскому районам, многим промышлен­ным предприятиям вручались переходящие знамена Государственного Комитета Обороны и наркоматов СССР. В числе победителей были коллективы Приозерного, Плесецкого, Подюжского и Онежского леспромхозов, Архан­гельского и Соломбальского целлюлозно-бумажных комбинатов и целлюлозного завода № 1, морского и речного пароходств, завода "Красная кузница", Архморпути и ряда других. В сентябре 1946 года решением Всесоюзного Центрального Совета Профессиональных Союзов и Министерства морского флота СССР переходящие Красные знамена Наркомата морского флота СССР были вру­чены на вечное хранение Архангельскому морскому порту и судоремонтному заводу "Красная кузница".

А 10 мая 1984 года высшей наградой Родины – орденом Ленина был награжден город Архангельск. В Указе Президиума Верховного Совета СССР отмечено, что этой награды город удостоен «за большой вклад в развитие морского флота, освоение северных районов страны, заслуги трудящихся города в Великой Отечественной войны, успехи в хозяйственном и культурном строительстве и в связи с 400-летием со времени основания». Годом раньше ордена Ленина был удостоен город Северодвинск. Государство высоко оценило “заслуги в обеспечении Советской Армии и Военно-Морского флота в годы войны” Архангельского морского торгового порта: 4 мая 1985 года он был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

Боевые и трудовые свершения северян навсегда останутся в памяти потомков как образец служения своей Отчизне. А имена павших на полях войны – священными для всех поколений.

* * *

В разных землях и странах покоится прах наших земляков – лесорубов и рыбаков, тружеников сел, представителей интеллигенции, взявших в руки оружие, чтобы защитить свою землю, свой народ и другие народы от “коричневой” страшной чумы. По уточненным данным, список потерь Архангельской области составил до 140 тысяч человек. Страшная цена за достижение победы… Скорбный список жертв увековечен в многотомной областной «Книге Памяти», вышедшей в свет в канун 50-летия Победы. В настоящее время идет ее уточнение и доработка.

Многое на просторах России напоминает о ратных свершениях жителей области. Именем командира полка, коношанина Николая Мамонова назван самый западный российский город в Калининградской области. Имена прославленных воинских подразделений и наших земляков увековечены в названиях улиц Архангельска и районных центров, школ, морских и речных судов. На многих домах и школах в честь воинов установлены мемориальные доски.

Данью памяти нашим землякам, павшим за Родину, является величественный монумент Победы, возведенный на набережной Северной Двины. Бетонная стела символизирует склоненное знамя. На ее фоне – отлитые из бронзы фигуры солдата, женщины-воина и моряка, застывшие в вечном карауле. На памятнике надпись: «Вечная слава героям-северянам, павшим за Родину. 1941 – 1945». Недалеко от монумента установлена стела, на которой запечатлены имена северян, удостоенных за ратные подвиги высокого звания Героя Советского Союза.

В праздники и в будни к Вечному огню идут на поклон молодожены, несут цветы героям войны их постаревшие сыновья и дочери, внуки и правнуки – наследники ВЕЛИКОЙ, ценой миллионов жизней родных нам по крови и духу людей достигнутой ПОБЕДЫ.